Queerumir.ru | Квирумир

Тексты

Тематическая литература. Рассказы, повести, эссе.

    Кэтлин Кайрик Брайсон в переводе Катерины Марсовой. Чудовищное бетонное сооружение c металлическим орлом сорок футов высотой на крыше. Огромным. Ужасным. Олицетворяющим страну, по которой я скучала, несмотря ни на что, страну, где умирал дедушка. Страну, которая жестока точно так же, как и Великобритания, когда дело касается гомосексуалов и иммиграции. Дедушка был при смерти. Я не могу покинуть любимую. Я чувствовала, что теряю корни, теряю национальность, закипаю от гнева. Дедушка умирает...

    Кэтлин Кайрик Брайсон в переводе Катерины Марсовой. Если я попытаюсь въехать в Великобританию после того, как выехала оттуда по любой причине,  вышеупомянутое прошение будет считаться недействительным, и меня выпнут из Англии быстрее, чем вы успеете сказать "Терпите доморощенных гомосексуалистов, но, бога ради, не позволяйте их мерзким иностранным партнерам оставаться здесь"...

    Добро пожаловать в сектор Газа.

    Сара  Джейкобас в переводе Вдовы. Одежды на мне уже нет, я внезапно чувствую себя беззащитной в этой тревожной обстановке, знаю, что нужно быть начеку. Но остановиться я не могу, не могу прекратить движение и жар между Сьюзан и мной.  Наше соитие стало необходимостью, средством избежать кошмара и насилия, которое мой народ несет другому народу. Мы  занимаемся любовью так жадно, будто бы силой нашей страсти можно остановить безумие войны...

    The First Time (избранные главы)

    Шер в переводе Катерины Марсовой. В душе я всегда знала, что Чесс - лесбиянка. Мне просто хотелось надеяться, что это неправда. Хотелось думать, что это все временно – ну, побегает Чесс, как пацанка, я-то ведь тоже такой была, а потом все пройдет. Мне пришлось признать, что больше всего меня расстроило вовсе не то, что я узнала обо всем последней. Просто до тех пор, пока не столкнешься с чем-то лицом к лицу, ничего не знаешь наверняка...

    Снова одна

    Клэр Саммерскилл в переводе Катерины Марсовой. Еще одна ночь - и я избавлюсь от  этой  не на шутку взбудораженной толпы баб,  большая часть которой – натуралки, считающие, что это реально круто – избавиться  от своих мужей на целых два дня в году. Я дремала в маленькой палатке, снилось мне мясо и матрасы, и вдруг меня разбудила женщина. Она сказала, что ее зовут Таня, а потом, не спросившись, улеглась рядом со мной. Сначала я решила, что она переборщила с таблетками, потому что глаза у нее были безумноватые. Хотя, скорей, о передозе говорило то, что она была абсолютно голая.

    Великое путешествие

    Туве Янссон в переводе Людмилы Брауде. Они сидели на диване и смотрели телевизор, а когда экран погас, продолжали сидеть рядом друг с другом. И внезапно тишина стала чересчур напряженной. Ничего общего с передачей она не имела, то был совершенно безликий репортаж о болотных птицах. Елена выпрямилась, а её рука за маминой спиной ощупью искала руку Розы...

    Поэтика Секса

    Жанетт Винтерсон в переводе Катерины Марсовой. Под покровом простыней мир похоти и порока бульварных газетенок годится лишь на то, чтобы Пикассо обтерла об него свои кисти. Под простынями у нас Монпарнас, и Пикассо предлагает нарисовать меня, но вместо этого мы занимаемся сексом. Мы встретились в Колледже Искусств, в солнечном коридоре. Она шла мне навстречу так стремительно, что линолеум под ее подошвами плавился. Я подумала: "Женщина, которая может сделать такое с какой-то клеенкой, без сомнения, может сделать что-нибудь и со мной". Я двинулась первая. Я схватила ее за волосы, за хвост так, как ковбой хватает отбившегося скакуна. Она подалась назад. Когда она обернулась, я поцеловала ее в ярко-красные губы и сняла пробу с ее глаз цвета моря. Она была солона, хорошо сложена и изогнута, как волна...

    Горбатая Гора

    Энни Пру. Они никогда не говорили о сексе, разрешая ему случаться сначала только в палатке ночью, затем и при дневном свете, под горячим солнцем, палящим с неба, и вечером - в тепле костра, быстро, грубо, в смехе и фырканье, никакого приглушения шума, но - сказав "нет" гребаному слову - только раз, когда Эннис сказал: "Я не педик", Джек поддержал: "И я. Это разовый случай. И это никого не касается, только нас". Были только они двое на горе, летящей в насыщенном эйфорией, горьком воздухе, смотрящие сверху на спинку ястреба и ползущие огни машин по равнине внизу, отстранившихся от привычных забот и далеких от собак на ранчо, лающих в темноте...

    Популярных авторов не найдено.

    Популярных статей не найдено.