КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
Раздвигая границы толерантности: Гендерная педагогика как методика воспитания антисексизма
http://www.queerumir.ru/articles/91/1/Razdvigaja-granitsy-tolerantnosti-Gendernaja-pedagogika-kak-metodika-vospitanija-antiseksizma/Page1.html
Валерий Созаев
Валерий Созаев окончил РГПУ им. А.И.Герцена по специальности "культурология", в 2001-2009 гг. работал учителем Обществознания и Культурологии. Автор многочисленних материалов под псевдонимами jder (2000-2006) и Валерий Силантьев (2006-2007), с 2008 года выступает под своим именем - Валерий Созаев. В 2000 году создал сайт посвящённый вопросам христианства и гомосексуальности. В последствии сайт вырос в ЛГБТ-Служение "Nuntiare et Recreare" (лат. Возвещать и Укреплять), с 2009 года служение перестало ограничиваться исключительно работой с христианами и теперь работает со всеми верующими не зависимо от их религиозной и конфессиональной принадлежности. Директор ЛГБТ организации "Выход", работающей в Санкт-Петербурге. Член Совета Межрегионального общественного движения "Российская ЛГБТ-Сеть".  
Автор: Валерий Созаев
Опубликовано 06.12.05
 
Если же говорить о воспитании антисексизма, то 100% девушек и 87% юношей высказались против любой дискриминации по признаку пола. Самым сложным в воспитании антисексизма был вопрос связанный с гомофобией. При итоговом опросе 13% юношей и 6% девушек высказались, что гомосексуалов следует убивать, ещё 22% девушек предложило гомосексуалов либо лечить, либо изолировать...

Начало

Человек, его права и свободы провозглашены в Российской Федерации – высшей ценностью [7; c.131]. Эта демократическая установка находит выражение в направленности современного образования на воспитание толерантности. Толерантность – это не просто терпимость, но уважение и принятие Другого, уважение права быть иным [10; с. 84]. Именно толерантность лежит в основе диалогичной культуры. Только через признание многообразия, готовность к диалогу (и шире, полилогу) возможно строить образование ХХI века в условиях глобализации и мультикультурализма [4; с. 34].

Противоположностью толерантности является интолерантность, которая проявляется в ксенофобии, стигматизации и различных дискриминационных практиках. Одной из дискриминационных практик является сексизм. Социологический словарь Н. Аберкромби, С. Хилла, Б.С. Тернера определяет сексизм как «установки или действия, которые имеют дискриминирующий характер в отношении мужчин или женщин исключительно на основании их гендера» [1; с. 414].

«Гендер», как социокультурный пол, сложное понятие. «Гендерная идентичность детерминирована множеством факторов: сексуальностью, этничностью, расовой и классовой принадлежностью» [6; с. 15]. Следовательно, можно выделять множество гендеров, а не исключительно два – мужской и женский.

О сексизме современного российского общества можно сделать вывод после ознакомления, например, с «Докладом о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году», подготовленным Московской Хельсинской Группой [5]. Являясь основным инструментом воспроизводства общественных отношений, школа воспроизводит различные дискриминационные практики, в том числе и сексизм.

Анализу сексизма в школе посвящёно большое количество феминистской литературы. Используя понятие «скрытый учебный план» (СУП) феминистские критики показывают каким образом учащиеся усваивают патриархатные гендерные стереотипы и каким образом школы дискриминируют учащихся на основании их гендера. Выделяется три измерения СУП’а: 
1. социальное устройство образовательного учреждения;
2. содержание предметов; 
3. стиль преподавания [11; с. 167]. 
Иными словами СУП – это знания, умения, навыки, которые усваиваются учащимися помимо основной учебной программы в процессе изучения учебного материала, жизнедеятельности в пространстве учебного заведения и коммуникации с учителями, одноклассниками и другими людьми, связанными с системой образования.

СУП воспроизводит традиционную патриархатную структуру властных отношений через: во-первых, отведение женщине вторичного, по отношению к мужчине, места, определяя её как ответственную в первую очередь за приватную, семейную сферу, формируя в девочках соответствующие личностные качества, программируя их на материнство; во-вторых, формирование в мальчиках установки на достижения в публичной сфере, выводя их, таким образом, из приватной сферы, а также развивая в них определённые личностные характеристики (например, такие как соревновательность, агрессивность), которые впоследствии негативно сказываются на здоровье мужчин; в-третьих, игнорирование голоса не гетеросексуальных гендеров, т.е. установление гендерной цензуры. Установление гендерной цензуры проявляется не только в игнорировании голосов носителей не гетеросексуальных гендеров, но и в игнорировании голосов носителей эгалитарных гетеросексуальных гендеров не вписывающихся в рамки патриархатной гендерной матрицы.

Всё вышеперечисленное и есть сексизм в действии, т.е. установление патриархатной властной системы, гендерной иерархии. Феминистские критики не только обнаружили сексизм в школе, но и предложили модели для его преодоления. Антисексизм* – это основа, сердцевина гендерной педагогики.

Гендерная педагогика, выросшая из педагогики феминистской, которая, в свою очередь, является ветвью критической педагогики, ставит своей целью деконструкцию традиционных культурных ограничений развития потенциала личности в зависимости от пола/гендера, создание условий для максимальной самореализации и раскрытия способностей учащихся в процессе педагогического взаимодействия не зависимо от гендера, которым они обладают [17].

Обучение – лишь половина образования, второй его составляющей является воспитание. Воспитывающие воздействие педагогического процесса нельзя недооценивать: воспитание – это не только (и не столько) нравоучительные беседы во время классных часов. «Именно воспитание формирует ценностное сознание человека, его мироощущение и мировоззрение, его отношение к миру культуры, окружающим его людям и к самому себе» [13; с. 280]. Воспитывающей, по своей сути, является вся жизнь учащегося сопряжённая с педагогическим процессом. Планируя урок, учитель ставит перед собой цель не только обучающего характера, но и воспитательного. На этих прописных истинах приходится останавливаться, поскольку в педагогических кругах постоянно вспыхивают дискуссии о том, что является главным в работе учителя: обучение или воспитание.

Образование – это целостный процесс, направленный на формирование зрелой, ответственной личности, и воспитание является в этом процессе первичным по отношению к обучению. Можно «передать знания», «научить их добывать», но без создания у учащихся ценностного отношения к знаниям, мотивации к их приобретению, т.е. соответствующих личностных характеристик, учитель не может быть уверен в том, что знания действительно будут усвоены, а так же в том, что полученные знания не будут использованы учащимся во вред самому себе и/или окружающим.

В этой связи гендерная педагогика ставит на первое место не получение знаний, а воспитание личности. Однако, поскольку сексизм пронизывает и стандарты образования, и учебные программы и учебные пособия, то они так же нуждаются в существенной коррекции, поскольку приобретая по своей сути сексистские знания учащиеся усваивают «схему сексизма» (С. Бем) и воспроизводят её в своей повседневной жизни. Иными словами, в учащихся воспитывается сексизм, поскольку полученные знания являются составляющей сексистского информационного окружения.

Воспитание антисексизма, как позиции активного неприятия и противостояния любой дискриминации на основе гендера, осуществляется через знакомство учащихся с информацией о сексизме и его последствиях, и формирования у них ценностного отношения к данному явлению и направлено на реальное достижение гендерного равенства. 

Методика, как система методов, которые использует педагог для достижения поставленной цели, является сложным образованием обусловленным несколькими факторами воспитания (фактор социальной среды, собственной активности человека и фактор возвратно-оценочного влияния взрослых на ребёнка) [9; с. 464]. 
Все эти факторы, проецируясь на реальность воспитательного процесса, трансформируются в следующие методы воспитания антисексизма учащихся:

1. личный пример педагога, когда она/он не будут проявлять сексизма в собственном поведении и речи;
2. создание соответствующей информационной среды, когда учащиеся будут информированы о различных проявлениях сексизма;
3. помощь педагога учащимся в самостоятельном формировании ценностного отношения к сексизму, как негативному, деструктивному явлению;
4. развитие критического мышления, через научение рефлексивной деятельности, формирование направленности на самовоспитание, формирование «гендерной чувствительности» - отслеживания собственных гендерных стереотипов и сексистских установок, сексизма транслируемого в СМИ, в книгах (в том числе и в учебной литературе) и т.п.;
5. включение в образовательный процесс деятельности способствующей разрушению патриархатной гендерной схемы, чтобы мальчики могли проявлять большую эмпатийность, заботливость, а девочки поощрялись к достижениям не менее мальчиков;
6. в ходе учебного процесса использовать методы интерактивного обучения, когда традиционные патриархатные властные системы «господства – подчинения» перестают работать;
7. акцентировать внимание на опыте;
8. создание соответствующей архитектоники образовательного пространства (школы, классных комнат), когда наглядные материалы, стенды, плакаты не будут транслировать сексистские установки.


* Благодарю Анастасию Беганович использовавшую данный термин в частной беседе.


Продолжение

Хотелось бы акцентировать внимание, что воспитание антисексизма есть аспект более широкого вопроса – воспитания гендерной культуры учащихся, формирования гендернокомпетентной личности.

Гендерная компетентность, как составляющая культурной компетентности – есть неотъемлемая черта любой зрелой личности. И игнорирование данной составляющей приводит к формированию частичных людей с ущербным мировоззрением.

Как и любая инновационная деятельность, работа по воспитанию антисексизма и, шире, по формированию гендернокомпетентной личности встречает ряд сложностей в своей реализации. Условно эти сложности можно разделить на три основные группы: 
1. сложности институционального характера; 
2. сложности из-за недопонимания сути работы с коллегами и/или родителями учащихся; 
3. непосредственно сложности в работе с учащимися.

1. Факт отсутствия гендерной проблематики в учебных программах не всегда может позволить учителю создать надлежащую информационную среду, особенно если в школе принято дословное следование учебным планам и программам. Однако это проблема легко решается, если учитель осуществляет надлежащую коррекцию программы и скорректированная программа одобряется на педсовете школы. Однако и в этом случае гендерная проблематика в курсе рассматривается не достаточно.

2. Учительницы и учителя работающие в современной российской школе, как правило, не обладают необходимым уровнем гендерной компетентности и более того, они сами являются носителями патриархатных гендерных стереотипов и сексистских установок. В целом, российскую систему образования можно охарактеризовать как гетеросексистскую (т.е. убеждение, что гетеросексуальность – единственная естественная и приемлемая сексуальная ориентация, модель поведения и идентичность для всех людей). Следовательно, все свои стереотипы и установки в области гендерных отношений учителя транслируют учащимся. В этой ситуации работа учительницы/учителя в парадигме гендерной педагогики и воспитание антисексизма у учащихся, вероятно, не будет находить понимания у коллег. Более того, данная ситуация может порождать сложности и для самих учащихся, поскольку им разными учителями будут предлагаться совершенно различные ценностные, мировоззренческие системы. Именно в данном же ракурсе возможно и недопонимание между педагогом и родителями, особенно если семья сознательно выбирает следование патриархатной модели взаимоотношений (например, православную или исламскую).

3. Приходящий в школу ребёнок – не является «чистым листом». Он/она растут в определённом социальном окружении и культурном контексте, т.о. у детей уже имеются усвоенные гендерные стереотипы и сексистские установки. По мере взросления: социализации и инкультурации, данные установки и стереотипы из разряда нерефлексируемых переходят в осознаваемые. Чем старше учащийся, тем сложнее ему/ей осознать интолерантность своих установок и начать сознательно их корректировать.

Личный опыт работы в старших классах продемонстрировал мне довольно высокий уровень восприимчивости учащихся к гендерному знанию. Правда, достигалось это повышением уровня включённости гендерной проблематики (практически до 80%) в изучаемые темы курсов Культурология и Обществознание** . Однако, не смотря на восприимчивость к гендерному знанию, говорить о воспитании гендерной чувствительности и/или гендерной компетентности можно не всегда. 

В целом девушки показали большую заинтересованность в уроках по гендерным вопросам, чем юноши. При проведении заключительно опроса*** в 11 классе 94% процентов опрошенных девушек написали, что им была интересна гендерная проблематика и, что полученные знания, так или иначе, повлияли на их мировоззрение. Среди юношей процент ответивших также был несколько меньше – 74%. В принципе, это объясняется меньшей нацеленностью некоторых юношей данного класса на получение образования. 

Если же говорить о воспитании антисексизма, то 100% девушек и 87% юношей высказались против любой дискриминации по признаку пола. Самым сложным в воспитании антисексизма был вопрос связанный с гомофобией. При итоговом опросе 13% юношей и 6% девушек высказались, что гомосексуалов следует убивать, ещё 22% девушек предложило гомосексуалов либо лечить, либо изолировать. Однако, не смотря на это, 87% юношей и 75% девушек согласились предоставить гомосексуалов самим себе.

На вопрос «Если бы Вы узнали, что кто-то из Ваших близких знакомых или друзей гей, Ваше отношение к нему…» 50% юношей своими ответами указали на то, что так или иначе прекратили бы с ним общаться, среди девушек процент ответивших также был значительно ниже - всего 25%. В тоже время юноши показали более терпимое отношение к лесбиянкам (100%), среди девушек 75%.

В заключении следует отметить, что использование гендерной педагогики в качестве методики воспитания антисексизма раскрывает перед педагогом не только новые образовательные технологии, но, деконструируя привычную властную систему, выводит отношения с учащимися на качественно новый уровень, а так же открывает возможности для личностного роста и коррекции мировоззрения самого учителя/учительницы.


** Данный опыт был для меня полезен поскольку показал, что практически любая тема может быть раскрыта через призму гендерной проблематики.
** Опрос проводился в мае 2005 года по итогам преподавания гендерноориентированных курсов «Обществознание» и «Основы Культурологии» (по скорректированной и эксперементальной-авторской программам соответственно). Всего в опросе приняло участие 24 человека (16 девушек, 8 юношей), что меньше общего числа учащихся этого класса.


Литература

1. Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б.С. Социологический словарь. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2004. – 620 с.
2. Бем С. Линзы гендера: Трансформация взглядов на проблему неравенства полов – М.: РОССПЭН, 2004. – 336 с.
3. Воронина О.В. Проблемы гендерной цензуры и преодоления сексизма в языке. – Документ Сети Интернет: http://www.gender.ru/russian/public/voronina/3-2.shtml
4. Гершунский Б.С. Философия образования для ХХI века: Учебное пособие для самообразования. – М.: Педагогическое общество России, 2002. – 512 с.
5. Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году – Документ Сети Интернет: http://www.mhg.ru/publications/54F3049
6. Здравомыслова Е., Темкина А. Введение. Феминистский перевод: текст, автор, дискурс // Хрестоматия феминистских текстов. – СПб.: Дмитрий Буланин, 2000. – 304 с.
7. Конституция Российской Федерации // Воскресенская Н.М., Давлетшина Н.В. Граждановедение. Демократия: государство и общество. 10 – 11 кл.: Пособие для учащихся общеобразоват. учеб. заведений. – М.: Дрофа, 1997. – 192 с.
8. Митрофанова А.А. Гендерный подход в педагогике // Введение в гендерные исследования: Учеб. пособие для студентов ВУЗов / Под ред. И.В. Костиковой. – М.: Аспект Пресс, 2005. – с. 182-194.
9. Педагогика. Учеб пособие для студ. пед. ВУЗов и колледжей / Под ред. П.И. Пидкасистого. – М.: Педагогическое общество России, 2000. – 640 с.
10. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Шарова О.Д. Жить в мире с собой и другими: Тренинг толерантности для подростков. – М.: Генезис, 2000. – 112 с.
11. Социология гендерных отношений: Учеб. Пособие для студентов ВУЗов / Под ред. З.Х. Саралиевой. – М.: РОССПЭН, 2004. – 270 с.
12. Суковатая В. Гендерные политики в образовании: формирование женской идентичности. – Документ Сети Интернет: http://envila.iatp.by/g_centre/another1/article4.html#app4
13. Токарев С.Н. Воспитание в процессе обучения культурологии // Культурологические исследования’04: Сб. научных трудов. – СПб.: АСТЕРИОН, 2004. – с. 276 – 284.
14. Успенская В.И. Гендерный подход в образовании //Методика и методология гендерного образования в средней школе. – Иваново, Ив. ЦГИ, 2004. – с.10-15.
15. Фарр С. Гомофобия – орудие сексизма. – Документ Сети Интернет: http://www.feminist.org.ua/library/gender/gender_farr.php
16. Шнырова О.В. Что нам даёт гендерная педагогика? // Гендерная педагогика и гендерное образование в странах постсоветского пространства. – Иваново: Ив.Гос.Ун-т, Ив. ЦГИ, 2002. – с. 3-9.
17. Штылёва Л.В. Педагогика и гендер: развитие гендерных подходов в образовании. – Женщина в российском обществе. – 2000. - №3. – электронный вариант.