Человек, его права и свободы провозглашены в Российской Федерации – высшей ценностью [7; c.131]. Эта демократическая установка находит выражение в направленности современного образования на воспитание толерантности. Толерантность – это не просто терпимость, но уважение и принятие Другого, уважение права быть иным [10; с. 84]. Именно толерантность лежит в основе диалогичной культуры. Только через признание многообразия, готовность к диалогу (и шире, полилогу) возможно строить образование ХХI века в условиях глобализации и мультикультурализма [4; с. 34].

Противоположностью толерантности является интолерантность, которая проявляется в ксенофобии, стигматизации и различных дискриминационных практиках. Одной из дискриминационных практик является сексизм. Социологический словарь Н. Аберкромби, С. Хилла, Б.С. Тернера определяет сексизм как «установки или действия, которые имеют дискриминирующий характер в отношении мужчин или женщин исключительно на основании их гендера» [1; с. 414].

«Гендер», как социокультурный пол, сложное понятие. «Гендерная идентичность детерминирована множеством факторов: сексуальностью, этничностью, расовой и классовой принадлежностью» [6; с. 15]. Следовательно, можно выделять множество гендеров, а не исключительно два – мужской и женский.

О сексизме современного российского общества можно сделать вывод после ознакомления, например, с «Докладом о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2004 году», подготовленным Московской Хельсинской Группой [5]. Являясь основным инструментом воспроизводства общественных отношений, школа воспроизводит различные дискриминационные практики, в том числе и сексизм.

Анализу сексизма в школе посвящёно большое количество феминистской литературы. Используя понятие «скрытый учебный план» (СУП) феминистские критики показывают каким образом учащиеся усваивают патриархатные гендерные стереотипы и каким образом школы дискриминируют учащихся на основании их гендера. Выделяется три измерения СУП’а: 
1. социальное устройство образовательного учреждения;
2. содержание предметов; 
3. стиль преподавания [11; с. 167]. 
Иными словами СУП – это знания, умения, навыки, которые усваиваются учащимися помимо основной учебной программы в процессе изучения учебного материала, жизнедеятельности в пространстве учебного заведения и коммуникации с учителями, одноклассниками и другими людьми, связанными с системой образования.

СУП воспроизводит традиционную патриархатную структуру властных отношений через: во-первых, отведение женщине вторичного, по отношению к мужчине, места, определяя её как ответственную в первую очередь за приватную, семейную сферу, формируя в девочках соответствующие личностные качества, программируя их на материнство; во-вторых, формирование в мальчиках установки на достижения в публичной сфере, выводя их, таким образом, из приватной сферы, а также развивая в них определённые личностные характеристики (например, такие как соревновательность, агрессивность), которые впоследствии негативно сказываются на здоровье мужчин; в-третьих, игнорирование голоса не гетеросексуальных гендеров, т.е. установление гендерной цензуры. Установление гендерной цензуры проявляется не только в игнорировании голосов носителей не гетеросексуальных гендеров, но и в игнорировании голосов носителей эгалитарных гетеросексуальных гендеров не вписывающихся в рамки патриархатной гендерной матрицы.

Всё вышеперечисленное и есть сексизм в действии, т.е. установление патриархатной властной системы, гендерной иерархии. Феминистские критики не только обнаружили сексизм в школе, но и предложили модели для его преодоления. Антисексизм* – это основа, сердцевина гендерной педагогики.

Гендерная педагогика, выросшая из педагогики феминистской, которая, в свою очередь, является ветвью критической педагогики, ставит своей целью деконструкцию традиционных культурных ограничений развития потенциала личности в зависимости от пола/гендера, создание условий для максимальной самореализации и раскрытия способностей учащихся в процессе педагогического взаимодействия не зависимо от гендера, которым они обладают [17].

Обучение – лишь половина образования, второй его составляющей является воспитание. Воспитывающие воздействие педагогического процесса нельзя недооценивать: воспитание – это не только (и не столько) нравоучительные беседы во время классных часов. «Именно воспитание формирует ценностное сознание человека, его мироощущение и мировоззрение, его отношение к миру культуры, окружающим его людям и к самому себе» [13; с. 280]. Воспитывающей, по своей сути, является вся жизнь учащегося сопряжённая с педагогическим процессом. Планируя урок, учитель ставит перед собой цель не только обучающего характера, но и воспитательного. На этих прописных истинах приходится останавливаться, поскольку в педагогических кругах постоянно вспыхивают дискуссии о том, что является главным в работе учителя: обучение или воспитание.

Образование – это целостный процесс, направленный на формирование зрелой, ответственной личности, и воспитание является в этом процессе первичным по отношению к обучению. Можно «передать знания», «научить их добывать», но без создания у учащихся ценностного отношения к знаниям, мотивации к их приобретению, т.е. соответствующих личностных характеристик, учитель не может быть уверен в том, что знания действительно будут усвоены, а так же в том, что полученные знания не будут использованы учащимся во вред самому себе и/или окружающим.

В этой связи гендерная педагогика ставит на первое место не получение знаний, а воспитание личности. Однако, поскольку сексизм пронизывает и стандарты образования, и учебные программы и учебные пособия, то они так же нуждаются в существенной коррекции, поскольку приобретая по своей сути сексистские знания учащиеся усваивают «схему сексизма» (С. Бем) и воспроизводят её в своей повседневной жизни. Иными словами, в учащихся воспитывается сексизм, поскольку полученные знания являются составляющей сексистского информационного окружения.

Воспитание антисексизма, как позиции активного неприятия и противостояния любой дискриминации на основе гендера, осуществляется через знакомство учащихся с информацией о сексизме и его последствиях, и формирования у них ценностного отношения к данному явлению и направлено на реальное достижение гендерного равенства. 

Методика, как система методов, которые использует педагог для достижения поставленной цели, является сложным образованием обусловленным несколькими факторами воспитания (фактор социальной среды, собственной активности человека и фактор возвратно-оценочного влияния взрослых на ребёнка) [9; с. 464]. 
Все эти факторы, проецируясь на реальность воспитательного процесса, трансформируются в следующие методы воспитания антисексизма учащихся:

1. личный пример педагога, когда она/он не будут проявлять сексизма в собственном поведении и речи;
2. создание соответствующей информационной среды, когда учащиеся будут информированы о различных проявлениях сексизма;
3. помощь педагога учащимся в самостоятельном формировании ценностного отношения к сексизму, как негативному, деструктивному явлению;
4. развитие критического мышления, через научение рефлексивной деятельности, формирование направленности на самовоспитание, формирование «гендерной чувствительности» - отслеживания собственных гендерных стереотипов и сексистских установок, сексизма транслируемого в СМИ, в книгах (в том числе и в учебной литературе) и т.п.;
5. включение в образовательный процесс деятельности способствующей разрушению патриархатной гендерной схемы, чтобы мальчики могли проявлять большую эмпатийность, заботливость, а девочки поощрялись к достижениям не менее мальчиков;
6. в ходе учебного процесса использовать методы интерактивного обучения, когда традиционные патриархатные властные системы «господства – подчинения» перестают работать;
7. акцентировать внимание на опыте;
8. создание соответствующей архитектоники образовательного пространства (школы, классных комнат), когда наглядные материалы, стенды, плакаты не будут транслировать сексистские установки.


* Благодарю Анастасию Беганович использовавшую данный термин в частной беседе.