В гей-лесби-сообществе давно обсуждается вопрос: надо работать с журналистами. И не просто давать интервью, а именно просвещать. Журналисты совсем не обязаны знать обо всех тонкостях жизни гомосексуалов - значит, нужно предоставить им информацию.

Наконец, в октябре 2005 года в Петербурге Институт Региональной Прессы по совместной инициативе с Еленой Иноземцевой  организует просветительский семинар для журналистов. И я как психолог и специалист по гендерным проблемам получаю приглашение вести семинар.

Форма мною уже разработана: "ток-шоу" с участием приглашенных гостей. Год назад я первый раз провела подобный семинар, пригласив к своим студентам в институт гостью-лесбиянку. Полтора часа студенты-психологи имели возможность задавать гостье любые интересующие их вопросы о жизни лесби-сообщества. Цель – развенчание мифов и создание адекватного образа лесбиянки в сознании участников. А на следующий раз я расширила мероприятие, пригласив не только лесбиянку, но и гея. Стало ясно: полтора часа общения с живыми людьми срабатывают лучше, чем многочасовые лекции. Стереотипы становятся неоднозначны, а симпатия к конкретному человеку пересиливает гомофобию.

И вот мы в Институте Региональной Прессы, перед нами за длинным столом сидят журналисты, повышающие квалификацию. Семинар обучающий, объяснили нам: "Если можно, составьте глоссарий для журналистов, а то они даже не знают, какими словами назвать то или иное явление. Для многих из них, например, является открытием, что говорить "гомосексуализм" уже давно неэтично, а лучше употреблять термин "гомосексуальность". Глоссарий составлен, на отдельном листе – список литературы и названия ключевых гей-лесби-сайтов, каждый из участников получает этот раздаточный материал . Рядом со мной в удобных креслах сидят две гостьи. Специально подчеркиваю, что не нужно бояться смутить гостей каким-то вопросом: мы здесь именно для того, чтобы дать максимум информации. 

Первый вопрос для нас абсолютно неожиданен: "Скажите, ведь статью об уголовном преследовании за гомосексуализм отменили, так значит, проблем нет? Вот у нас в редакции работает гей, никто его не дискриминирует! Неужели что-то еще не в порядке?" И становится очевидно: большая часть людей просто не подозревает о существовании проблем. Конечно, не в порядке, говорят гости. Камин-аут на работе может привести к увольнению, один из родителей в гей- или лесби-семье является ребенку просто никем, демонстрируемые по телевидению образы лесбиянок и геев ни на йоту не отражают реальности, работа гея в системе школьного образования практически невозможна... 

Журналисты оживляются, звучат адекватные вопросы: "Как вы узнали о своей гомосексуальности?", "Как реагировали ваши родители?", "Собираетесь ли вы усыновлять детей?", "Знают ли о вашей ориентации в вашем окружении?", "Что вы думаете о гей-клубах?", "Как вы относитесь к религии, каково отношение церкви к нетрадиционной ориентации?". В некоторых вопросах звучат отголоски стереотипов: "Вы пользуетесь косметикой?", "Вы всегда носите брюки?", "Чем вам так досадили мужчины?" Как психолог, я отдаю себе отчет: чем больше таких вопросов, тем на самом деле лучше. Ведь стереотип, проговоренный вслух, можно развенчать. Объяснить, например, что любовь к женщинам не означает ненависти к мужчинам. Поэтому благодарю за вопросы, а гостьи поясняют свои позиции.

Особое внимание всегда (и у студентов и у журналистов) обращено к вопросу: "Как вы будете воспитывать своих детей?" Иногда он принимает такую форму: "Понимаете ли вы, что обрекаете своего ребенка на трудное детство? Над ним же будут издеваться, вы этого не боитесь?" И спасибо за прекрасную находку Валере, гостю-гею, который принимал участие во втором семинаре: "Дети очень нетерпимы к полным сверстникам, они над ними смеются и издеваются. Не боитесь ли вы, что ваш ребенок родится полным, и будет обречен на насмешки?" А я комментирую с социально-психологической позиции: если никто не будет первым что-то менять, то ничего никогда не изменится. Социальные явления создаются людьми и ими же изменяются. Поэтому первым открытым гей-лесби-семьям будет тяжело, но это необходимо, чтобы в будущем стало легче. Иначе подобные семьи и их проблемы просто невидимы для окружающих.

Еще одно важное открытие: некоторые вещи, которые внутри гей- сообщества являются очевидными, совершенно неочевидны для гетеросексуалов. Например, отличие транссексуалов от лесбиянок и геев: "А вы не хотите поменять свой пол?" Наматываем на ус: объяснять нужно все и максимально подробно, если хотим, чтобы нас действительно поняли.

В конце прошу каждого из журналистов ответить на вопрос: "Что было для вас сегодня новым, что вас заинтересовало?" Иногда в ответ высказываются потрясающие "перлы": "Я поняла, что такие, как вы, имеют право на существование..." или: "Я совершенно не понимаю таких отношений, но не собираюсь никого судить. Мне удивительно, что наши гостьи так молодо выглядят: не на 28 и, уж конечно, не на 32 года! Может быть, это потому, что вам мужчины жизнь не испортили?"

После второго семинара одна из журналисток говорит: "Мой миф об агрессивности лесбиянок, в общем-то, не рассеялся". Наша гостья поясняет: "Во мне и вправду много мужского, я это знаю". Психолог во мне морщится и скрежещет зубами: "Нельзя так отвечать!" За таким ответом сейчас опять услышат: лесбиянки мужеподобны... После семинара обсуждаем: тем, кто собирается представлять гей-сообщество на открытой арене, нужно подковываться в гендерной проблематике. Чтобы ответить на такой вопрос следующим образом: да, лесбиянки могут казаться агрессивными. Но давайте подумаем, не является ли это лишь следствием того, что их отторгает гетеросексуальное общество? В психологии это называется "защитная агрессия": укусить раньше, чем нападут. С другой стороны, лесбиянка – это та женщина, которой нет необходимости разделять традиционную фемининную роль, то есть быть мягкой, пассивной, неинициативной, уступчивой, кроткой... В патриархатной семье с традиционным распределением ролей такую женщину дополнит сильный, независимый, уверенный в себе и агрессивный добытчик-мужчина. А в семье нетрадиционной? Зачем лесбиянке быть пассивной и кроткой, если маскулинная модель – целеустремленная, сильная, где-то агрессивная – гораздо эффективнее для выживания? Ведь лесбиянке не надо привлекать к себе мужчину своей беспомощностью и слабостью, она может позволить себе быть сильной и строить свою жизнь самой. А агрессивность является качеством личности, способствующим достижению целей в маскулинном мире.

Многие вопросы можно объяснить, если стоять на позиции социального конструирования, то есть помнить, что стереотипы конструируются и поддерживаются данным обществом и данной культурой, а не являются врожденными. И, на самом деле, женщина не обязана быть слабой, а мужчина – вечным добытчиком. Ставлю вопрос: а не организовать ли для гей-лесби-сообщества гендерное просвещение, чтобы в ответ на неадекватные вопросы можно было предоставить научные факты? А заодно опираться в этих фактах на одну общую базу.

И вот первая публикация о семинаре. Артём Попов из Архангельска опубликовал заметку в газете "Северный рабочий", ее отрывок напечатан в одной из Интернет-публикаций на сайте Gayclub.ru. Название заметки А.Попова радует: "Все люди из одного теста" – уж куда толерантнее. Дальнейшее ознакомление с отрывком, однако, показывает, что журналист воспринял информацию довольно своеобразно. Например, такая фраза: "Заодно нам пояснили: сами гомосексуалисты предпочитают называть себя сленговым словом "гей"". Естественно, на семинаре я говорила: для начала гомосексуалисты предпочитают, чтобы их не называли гомосексуалистами! И в глоссарии явственно прописано: этично говорить "гомосексуал" или "гей". Хотя про второе журналист все-таки написал. 

Или такое вот предложение: "Одну из приглашенных девушек мы не сразу идентифицировали как девушку: слишком много в ней было мужского". В психологии присоединение "я" к "мы" – прием спекулятивный. Откуда вы, простите, знаете, как кого-то там идентифицировали "мы"? 

И уж конечно, гостья не отвечала на вопрос об использовании косметики фразой "Никогда. Не умею и не хочу". Она сказала только: "Я не люблю грубый макияж. А для того чтобы накладывать его профессионально, чтобы он был практически незаметен, надо специально учиться. У меня пока не было времени и особенного желания это делать". Согласитесь, некоторая разница есть? 

И все же в статье чувствуется желание поддержать дискриминируемую группу: приводится фраза "Мою подругу выгнали, узнав о ней всё, без каких-либо объяснений" - журналист явно не разделяет подобной позиции; фраза "А еще (они) мечтают зарегистрировать свой брак, как, в общем-то, любая НОРМАЛЬНАЯ семья" - в этих словах можно увидеть признание гомосексуальных семей нормальными.

На мой взгляд, эта статья хоть и не идеальна с точки зрения воспроизведения информации, но во многом прогрессивна. Она, как минимум, показывает, что этот журналист может адекватно описывать гей-лесби-реальность. А если еще немного вникнет, то сможет описать вообще замечательно.

Семинаров в Институте прессы мы провели два. Что ж, подождем еще результатов... А пока можно сказать: с журналистами можно и нужно работать. И мы это уже делаем.

Просветительская сессия о гомосексуалах прошла в рамках следующих семинаров:

Семинар "ОСВЕЩЕНИЕ МНОГООБРАЗИЯ ОБЩЕСТВА", проведенный ИНСТИТУТОМ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРЕССЫ в сотрудничестве с Центром журналистики Северных стран.
27-28 октября 2005 года.

Семинар "ОСВЕЩЕНИЕ МНОГООБРАЗИЯ ОБЩЕСТВА", проведенный ИНСТИТУТОМ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРЕССЫ в сотрудничестве с Центром журналистики Северных стран.
17-18 ноября 2005 года.

Ведущие семинара:
Анна Рустемовна СЕВОРТЬЯН, координатор информационных программ Центра развития демократии и прав человека (Москва);
Анна Аркадьевна ШАРОГРАДСКАЯ, директор Института региональной прессы (Петербург);
Игорь КАРЛИНСКИЙ, руководитель проекта "Правовая помощь бывшим заключенным и бездомным;
Мария САБУНАЕВА, преподаватель РГПУ им А.И. Герцена (Петербург);"