КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
Служба правовой и психологической поддержки для гомосексуалов: помощь близка?
http://www.queerumir.ru/articles/73/1/Sluzhba-pravovoj-i-psihologicheskoj-podderzhki-dlja-gomoseksualov-pomosch-blizka/Page1.html
Demars
Санкт-Петербург

Редактор Queerumir.ru, постоянный автор материалов и ведущий раздела "Новости"

demars@queerumir.ru
 
Автор: Demars
Опубликовано 08.11.05
 
С момента подачи заявки до открытия правозащитного центра прошло полтора года. Можно ли взглянуть на заявку? "Конечно, можно, - с энтузиазмом отвечает Елена Иноземцева. - Знаю, как у нас в сообществе относятся к тем, кто получает гранты - были же прецеденты. Деньги получат, а куда они идут - никто не знает. Знают, вернее, но это такая информация... в виде слухов. Нехорошие такие слухи. У нас все по-другому. Мы грант от Гагаринского фонда получили, нас контролируют, у нас все прозрачно". Исполнительный директор Гагаринского фонда Мария Гагарина тоже ответила с готовностью на вопросы... 

В Санкт-Петербурге при поддержке фонда развития человеческого потенциала "Гагаринский фонд" с июня 2005 года действует Центр социально-психологической помощи геям и лесбиянкам.

Заграница поможет нам, а мы поможем российским геям и лесбиянкам

Офис центра находится в таком месте Петербурга, что найти его самостоятельно не представляется возможным, несмотря на ориентировки, которые Елена Иноземцева выдает по телефону. Звучат они примерно так: "Улица Качалова, по ней идешь, идешь, идешь... прямо, прямо, прямо". Тот кусок пути, который нужно пройти пешком, лежит мимо полуразрушенных заводских зданий, авторемонтных мастерских, жилья вокруг нет, людей, в общем-то, тоже. Елена объясняет: "Далековато, конечно. А что делать? Те два офиса, которые находятся ближе, насчет которых я сначала договорилась, ушли. Потому что деньги упали позднее. Так что пришлось этим довольствоваться. Но все нормально: ремонт сделали, телефон подключили, факс, интернет. Можно работать". Молчит, потом добавляет: "Это, конечно, еще не центр, чего уж там. Пока просто диспетчерская служба. Но надо хоть с чего-то начинать. Ну и пусть далеко. Мы же не ведем прием в офисе, сюда люди нечасто приходят. Мы на телефоне. Всегда можно позвонить, мы скажем, куда обратиться, сюда добираться не придется. Только если добровольцы просятся. Адвокаты принимают в двух юридических консультациях в центре города, а психологи встречаются с клиентами там, где им, клиентам, удобнее". 

Офис - небольшая комната на седьмом этаже довольно запущенного бизнес-центра. Из окна - жутковатый индустриальный вид. Ремонт действительно сделан - чисто, белые обои, на стенах фотографии. "С нашей выставки, в феврале была в галерее "Борей", - поясняет Елена. Сидим около стола, верхнего света нет: "Телефон работает, интернет тоже. А с лампочкой вот сегодня проблемы - что-то у них там случилось. Обещали починить". Ко всем бытовым неудобствам Елена относится легко: "Не все сразу. Все устроится. Главное - работать. Помогать". 

Помогать руководитель автономной некоммерческой организации "Женская организация "Триэл" Елена Иноземцева старается давно. Услышав от меня слово "самодеятельность", хмурится: "А что самодеятельность? Без нее никуда. Это начало всякого активизма. У меня тоже с этого начиналось - организация вечеринок, концертов, выставок. Сначала в разных местах, потом на базе клуба "Триэль". Но все-таки клуб - это не самое подходящее место для серьезных мероприятий - для конференций, например, или семинаров. Мне часто говорили, что атмосфера клуба расслабляет. Собрались на коференцию, а люди предпочитают в баре сидеть. Что делать - спиртное запретить? А клубу от этого какая выгода? Так что я подумала - надо как-то иначе. Зарегистрировали организацию. Сами себя сначала финансировали, но это сложно. Решили получать грант. Без денег много не напомогаешь".

Спрашиваю у Елены, помогает ли кто-нибудь в работе центра. Она сначала кивает, потом задумывается: "Да, помогают... Волонтеры вот звонят. Но тут есть проблема: люди готовы работать добровольно, пока им, например, практика нужна или еще что-то в таком роде. А хорошие специалисты просто так работать не станут, только за деньги. Но бывают и частные денежные пожертвования. Одна девушка из-за рубежа предложила профинансировать выпуск флай-кард (лицевая сторона / оборотная сторона), рекламирующей нашу службу. Мы это сделали, открытка будет распространяться в центре города по кафе, ресторанам и в вузах. Я ее отправила на конкурс социальной рекламы в рамках форума "Социальный Петербург 2005. Новые решения" - это самый крупный форум среди некоммерческих организаций Петербурга".

Елена сетует на то, что недостаточно рекламы, про центр знают немногие, поэтому и обращается не так много людей, как бы хотелось. Рекламная кампания ведется, но, как выяснилось, далеко не всякая газета согласится опубликовать рекламное объявление для гомосексуалов, даже за деньги, даже с таким, казалось бы, невинным текстом "Геям, лесбиянкам, родителям - защита прав! Бесплатная юридическая поддержка. Психологи". "Петербургский телезритель" попросил обращение "Геям, лесбиянкам" заменить на "лицам нетрадиционной ориентации", так как "слова "геи" и "лесбиянки" могут оскорбить читательскую аудиторию, а их издание рассчитано на семейное чтение". Директор по рекламе газеты "Телевидение и радио" откровенно сообщил, что они не хотели бы видеть объявление о помощи гомосексуалам на своих страницах, так как не считают, что этих людей нужно поддерживать. Спокойно приняли объявление "Панорама ТВ", "Телесемь", "Асток", "24 часа", "Реклама-Шанс". Журнал "TimeOut - Петербург" безвозмездно опубликовал статью о деятельности службы. 

С момента подачи заявки до открытия правозащитного центра прошло полтора года. Спрашиваю, можно ли взглянуть на заявку. "Конечно, можно, - с энтузиазмом отвечает Елена. - Все можно, я никакой тайны из своей работы не делаю. Знаю, как у нас в сообществе относятся к тем, кто получает гранты - были же прецеденты. Деньги получат, а куда они идут - никто не знает. Знают, вернее, но это такая информация... в виде слухов. Нехорошие такие слухи. У нас все по-другому. Мы грант от Гагаринского фонда получили, нас контролируют, у нас все прозрачно. Я про все рассказать могу".

Показывает заявку - ту ее часть, в которой говорится о проекте. Две страницы, много пунктов. Спрашиваю, все ли выполняется. Елена отрывается от бумаг: "Конечно, не сразу все получается, но на это объективные причины есть. Например, у нас юрист бесплатный, мы рассчитывали, что будет много обращений от геев и лесбиянок, которых дискриминируют на работе. Ни одного не было. Вернее, обращаются с юридическими проблемами - но не связанными напрямую с дискриминацией. В этом мы тоже помогаем. Вот тут у меня папочка есть, здесь телефоны служб, которые могут помочь - юридические консультации, кризисные центры, комитет солдатских матерей, телефоны доверия, службы помощи пострадавшим от насилия. Например, очень хорошая такая социально-юридическая служба - "Александра". Наши сотрудники там практику проходят, я сама на нескольких тренингах была, еще лучше смогу теперь лесбиянкам помогать. Вот у нас тут было еще запланировано: "Организация одного открытого для прессы судебного процесса с лесбиянкой (геем), потерпевшим дискриминацию по признаку сексуальной ориентации. Из практики обращений в Центр будет выбран один характерный случай бесправного обращения с геем (лесбиянкой), который(ая) будет согласен, открыто признавая свою гомосексуальную ориентацию, воспользовавшись услугами штатного юриста Центра, подать заявление в суд. Правозащитный Центр готов будет вести это дело вплоть до обращения в Верховный Суд РФ. При необходимости возможно привлечение целой группы адвокатов соответствующего заведенному делу профиля". Надеемся, что это получится. Хотя пока если и звонят, то, как только речь заходит о защите своих прав в суде, боятся, отступают. Но нас в Гагаринском фонде предупреждали, что на это особо не приходится рассчитывать. Зато к психологам много обращений. У нас два платных профессиональных психолога, еще три волонтера, студентки последних курсов психологических факультетов, работают бесплатно". 

Задаю вопрос про обещанные брошюры для гомосексуалов (их в заявке указано четыре) и семинары по уголовному, трудовому и семейному праву. "Это обязательно будет, - утверждает Елена. - Мы на базе правозащитного проекта пока в других мероприятиях принимаем участие – даже в тех, которые первоначально не были запланированы . Из недавнего - финско-русский форум по гендерному равенству, там был круглый стол "Женщина и СМИ", еще на семинаре для журналистов Северо-Западного региона "Многообразие в современном обществе", который проводил Институт развития прессы совместно с Северным журналистским центром, Мария Сабунаева проводила мастер-класс для журналистов по преодолению гомофобии. Но и запланированные по проекту мероприятия должны быть реализованы до конца января. В Гагаринском фонде смотрят по факту и практике проведения проекта - можно вносить небольшие коррективы в проект, если того требуют обстоятельства. Гагаринский фонд - не сухая машина, это фонд с человеческим понимающим лицом".

Фонд с человеческим лицом

На мои вопросы исполнительный директор Гагаринского фонда Мария Гагарина ответила с готовностью:

- Я являюсь исполнительным директором Фонда с момента его основания, я же его учередитель. Деятельность в России мы начали с 1992 года, но велась она первоначально без регистрации - искали необеспеченные семьи через собесы, телефоны доверия, церковные приходы. Приходили в семьи и приносили деньги - ежемесячно. С 1998 года начали работать с НКО (некоммерческими организациями) города, индивидуальную помощь прекратили. Инициатива создания Фонда принадлежит Андрею Сергеевичу Гагарину, моему дяде, гражданину США. Основные средства всегда поступали от него и от других членов нашей семьи за рубежом. Когда мы зарегистрировались в 1999 году, мы, насколько я знаю, стали первым частным семейным фондом в стране. Название "Гагаринский" - потому что это частный благотворительный фонд семьи Гагариных (не космонавт, а старая дворянская фамилия). С самого начала деятельности основными принципами были инвестиции в благотворительность, поддержка сильных организаций, тесный контакт с грантополучателями, построенный на установлении отношений доверия и равенства с НКО, особое внимание к организационному развитию НКО. 

- А откуда сейчас поступает финансирование? Какие гранты вы предоставляете?

- В настоящее время финансирование - из США, из фонда международного развития НКО (FIND). Гранты бывают 3-х типов: 
первичный - для новых грантополучателей (не более 15 тысяч долларов) 
вторичный - для грантополучателей, с которыми уже работали (до 25 тысяч долларов) 
партнерский - для НКО развитие которых мы считаем важным для существования 3-го сектора (до 100 тысяч долларов) 

- Какая организация может получить грант? Какой это должен быть проект?

- Мы финансирум организации, работающие в области правозащиты, экологии, социального развития. Гранты выдаются не на проекты, а на организацию - при рассмотрении заявки внимание фокусируется на характеристиках организации, а не проекта. Проект имеет второстепенное значение. Например, мы не дали бы грант на выпуск журнала, но если это составная часть какого-то проекта - вполне возможно. 

- Обращались ли к вам еще какие-то гей-лесби организации?

- Первой к нам обратилась организация "Лабрис". Они нам не подошли по ряду характеристик - организация, с нашей точки зрения, недостаточно сильная и не готовая к открытости с грантодателем, мы не увидели четкого социального результата. "Триэл" была первой лесбийской организацией, получившей грант. 

- Существуют ли какие-то льготные условия получения грантов? Как осуществляется контроль?

- Льготных условий получения гранта у нас нет ни для кого - правила для всех одинаковы. Для нас вообще важна цельность - соответствие слов делу. Так что льготы и не планируются. Контроль осуществляется с помощью отчетности - за период выполнения проекта НКО сдает минимум два отчета. Сдача отчета - это дело непростое, так как разговор идет о работе организации в целом, а не только по финансируемому проекту. Всегда просим говорить не только об успехах, но и о трудностях, с которыми организация столкнулась в ходе работы. Мы умеем слушать, поэтому обычно вникаем и в нюансы работы грантополучателей. 

- От чего зависит возможность получения следующего гранта?

- От результатов работы по первому. После сдачи окончательного отчета мы собираем организацию в целом у себя в офисе и беседуем с ее сотрудниками об их работе, как они ее оценивают, что им нравится, что нет. После этого принимаем решение - будем ли продолжать финансирование.

- Прошло уже несколько месяцев с момента получения гранта организацией "Триэл". Не жалеете, что дали деньги?

- Пока - не жалеем.