Каждый год, начиная со своего появления, национальный Coming Out Day ("День Выхода из Подполья" - прим. переводчика) имеет особенное значение для молодых геев и лесбиянок, которые только начинают принимать свою сексуальность или делятся этим со своими семьями и друзьями. Но для тех из нас, кто давным-давно признал свою ориентацию, задача заключается не в том, как открыть свою гомосексуальность, а в том как "жить открыто" в обществе, которое создает столько проблем для этого.

Мы все знаем мантру гомосексуалов: "Камин-аут - это процесс длиною в целую жизнь". Действительно, кто-то новый неизбежно появляется в нашей жизни, кому надо открываться, так как общество в массе своей гетеросексуально, автоматически предполагается, что мы тоже гетеросексуальны, если только мы не заявим открыто о своей гомосексуальности.

Но неприятность заключается в том, что можно быть настолько открытым, насколько это вообще в человеческих силах, и все равно время от времени скрывать, кто ты есть. Вот, например, недавно, когда моя партнерша была на работе, а я была дома одна, к нам по вызову пришел молодой сантехник, которого я никогда прежде не видела, и я нервно перевернула сертификат о нашем партнерстве, зная, что он попадется ему на глаза, и не особенно желая делиться этим с сантехником. 

Мне стыдно, что я так поступила. В конце концов, я - писатель, открытая лесбиянка , освещающая гомосексуальные темы, и я рассказала родителям о своей ориентации двадцать лет назад. И, тем не менее, есть веские причины, почему многие гомосексуалы, включая меня, иногда прибегают к спасительному "подполью". Учитывая то, что мы не равны перед законом, что в экстремальных случаях некоторых из нас убили из-за того, что мы гомосексуальны, немудрено, что страх является серьезным фактором в нашей жизни. Если вы открыто рассказываете о своем однополом партнере на работе, не может ли ваш коллега - религиозный фанатик унизить вас, подав иск в сексуальном оскорблении (я знаю женщину, с которой это произошло)?. И кто сказал, что этот веселый сантехник субботними вечерами не мочит геев развлечения ради ?

Но существует еще и другой вид опасений, который может заставить нас опять скрыться в "подполье", ну, по крайней мере, временно. Возьмем, к примеру, Мэри Чейни (дочь вице-пезидента США Дика Чейни - прим. переводчика). Она открытая лесбиянка, в этом нет никаких сомнений. Задолго до того как Дик Чейни публично использовал (я имею в виду, признал) ее сексуальную ориентацию, она была открытой лесбиянкой на работе, специалистом по связям с сексуальными меньшинствами в корпорации "Курс Брюинг Компани". Она давно живет вместе с партнершей Хэзер По и носит золотое обручальное кольцо. На самом деле, Мэри настолько открыта, что сейчас в стране найдется очень мало людей, которые не знают о ее гомосексуальности.

Но, тем не менее, на предвыборном съезде республиканской партии в прошлом месяце у Мэри был ее личный Национальный День Возврата в Подполье. По своему ли личному выбору или под давлением семьи она не появилась вместе со всей остальной семьей Чейни после его речи, в которой он согласился баллотироваться в вице-президенты, или же с семьей Буша во время закрытия съезда. И я могу предположить, что если бы Мэри и заняла свое место на съезде партии, она бы была без своей партнерши.

За это Мэри осмеяли, хотя по всей Америке гомосексуалы постоянно попадают в подобные ситуации. Огромная разница, однако, заключается в том, что наши отцы не являются вице-президентами, и наши семейные драмы не показывают по национальному телевидению. Вспомните, тем не менее, случаи, когда ваши родные просили вас быть "сдержанными" - ну, скажем, когда ваш отец умолял вас отказаться от планов участвовать в местном гей-параде, потому что его босс мог увидеть вас по телевизору, или когда ваша мать просила вас стерпеть то, что ваш партнер не приглашен на семейную свадьбу. 

Странным образом мы имеем больше общего с Мэри Чейни, чем нам хотелось бы думать. Она - это мы, и, может быть, именно поэтому мы так любим ее осуждать. Хотя я не разделяю ее политических взглядов, я узнаю Мэри в себе, в своих друзьях, в большинстве гомосексуалов, которых я когда-либо знала - во всех, кто делает шаг назад в закрытость ради гетеросексуального родственника, даже если это обходится нам так дорого. 

Проблема, однако, в том, как остаться честными с самими собой, даже когда наши гетеросексуальные родственники просят нас соврать. Самоустраняемся ли мы по "методу Мэри Чейни"? Или мы начинаем тотальную защиту своей "открытости"?

Наиболее здравый подход, возможно, состоит в том, чтобы в первую очередь попытаться предотвратить такие семейные ситуации. Одна из конкретных рекомендаций - откровенно разговариватьс родственниками о нашей жизни и наших проблемах - именно этому посвящен День Coming Out в этом году.

Опрос, проведенный организацией Human Rights Campaign ("Кампания по борьбе за права человека") в 2003 году, показал, что, несмотря на то, что 77% из нас считают себя открытыми гомосексуалами, всего лишь 32% беседуют с родителями о том, что касается геев и гомосексуальности, и только 46% поднимают эти темы в разговорах со своими братьями и сестрами.

Паула Мартинак, 30 сентября 2004 г. © www.planetout.com
перевод Ольги Кузнецовой © специально для Queerumir.ru, октябрь 2004 г.