Когда мой московский приятель сказал, что вместе с Бьорк в Россию едет Peaches, я не поверила своим ушам. Нет, меня не удивил ни сам факт прибытия Peaches - в конце концов, она наезжала сюда еще в прошлом году, ни даже то, что она будет на разогреве у Бьорк: Бьорк - дама с причудами, она могла еще и не такое перед собой выпустить. Озаботилась я, скажем прямо, другим: концерты Бьорк пройдут в Олимпийском (17 июля, Москва) и Ледовом (19 июля, Питер) - залы, как известно не клубные - как Peaches будет выглядеть на большой площадке? И еще одно: как воспримет российская публика, которая "идет на Бьорк", появление этой канадско-немецкой экстремистки от музыки пред своими очами, изрядно затуманенными ожиданием встречи с исландской звездой?

А еще мой приятель сказал, что в Москве были чудовищные очереди перед началом концерта, и он, несмотря на то, что очень хотел взглянуть на Peaches, так на ее выступление и не попал, протолкавшись в толпе перед входом. И, хотя я лично уверена, что он просто-напросто опоздал, потому что понятие о пунктуальности во всем, что не касается работы, у него весьма размытое, я решила отправиться в Ледовый пораньше. Так, на всякий случай.

Меррил Нискер превратилась в Peaches на пороге нового тысячелетия. Именно тогда бывшая учительница музыки, пробовавшая себя в фолк-музыке, а потом игравшая в группе The Shit (впечатляющее название, а?) со своими друзьями Гонзалесом и Моки, решила делать музыку собственную. Для этого потребовались сущие пустяки: переезд в Европу, грувбокс Roland MC-505 и красные кожаные шорты. То, на что Peaches не могла рассчитывать в Торонто, она легко обнаружила в Берлине, столице декаданса, а именно: готовность публики к экспериментам.

Даже если эксперименты эти проводятся зрелой дамой, смахивающей на трансвестита, появляющейся на сцене на каблуках, в лифчике и - да-да, вы угадали - в красных кожаных шортах, которая непрерывно матерится и что есть сил орет в микрофон - преимущественно, про секс. А когда не орет - сует этот самый микрофон в промежность или поигрывает с ним, как с фаллоимитатором. Если вы не были на концерте в Олимпийском или в Ледовом и из моего описания вдруг решили, что Peaches - это такая полупорнушная похотливая самка, на которую облизываются мужики, то вы глубоко заблуждаетесь. Оторвет яйца и не спросит, как звали владельца. В общем, берлинцам понравилось.

После своего дебютного ЕР под названием Lovertits, вышедшем на немецком андеграундном лэйбле Kitty-Yo, она пустила в ход тяжелую артиллерию: в 2000 году та же Kitty-Yo выпустила полноценный альбом Teaches of Peaches. Потом концерты в Европе, туры в Канаде и США, статьи в глянцевых журналах, лестные отзывы монстров типа Мадонны, бесчисленные приглашения на фэшн-шоу, безумная популярность у гей-публики, выступления вместе с Elastica и совместная работа с Игги Попом для ее нового альбома. Музыку Peaches называют грязным электронным панком, впрочем, если учесть, что она пишет и сводит все сама - от первой до последней ноты, периодически отпуская фразы о том, что хочет "трахнуть публику в задницу своей музыкой", то в таких определениях нет ничего неожиданного. Неожиданно другое - абсолютно убойное, потрясающей силы звучание. В общем, чтобы все это понять - надо видеть Peaches. Или, на крайний случай, слышать. Между прочим, Teaches of Peaches до сих пор продается в "Пурпурном легионе" и "Титанике".

В Ледовый я попала вовремя. И, когда появилась Peaches, понятное дело, в лифчике и кожаных шортах, я не могла отказать себе в удовольствии посмотреть на лица публики. И следить за этими лицами на протяжении всего выступления. Отличный голос, отличный драйв, отличный звук и отличное шоу. "Факов" и "шитов" от Peaches досталось всем, а потом пришла очередь и для русского "пиздец". Она абсолютно органично смотрелась на сцене, одна, среди аппаратуры и стульев, приготовленных для артистов Бьорк, меняющая шорты, как перчатки и прикрывшаяся единственный раз, когда пела свою знаменитую АА-ХХХ, о девушках с маленькой грудью. Сама Peaches не раз говорила, что ее музыка предназначена для тех, кто хочет трахаться, танцевать и смеяться. И так снова и снова. Но публика в Ледовом не хотела танцевать и сметься. И трахаться, очевидно, не хотела. Она хотела Бьорк. И поэтому реагировала вяло, а минут через сорок начали раздаваться выкрики "Fuck you". Видимо, до определенного количества мужских умов наконец дошло, что Peaches под них не ляжет, а все эти штучки с шортами и микрофоном - не более, чем издевка.

Говорят, что Peaches - новая лесбийская икона в Европе. И еще говорят, что она сама лесбиянка. Между песнями она сказала: "Bjork invited me because..." тут она достала шпаргалку и закончила по-русски: " потому что я нравлюсь Бьорк". Я, конечно, не Бьорк, но мне Peaches тоже нравится.

Впервые опубликовано на www.lesbiru.com, июль 2005