КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
Право на лево
http://www.queerumir.ru/articles/47/1/Pravo-na-levo/Page1.html
Ольга Кузнецова
Москва

Редактор Queerumir.ru и постоянный автор материалов

seagull@queerumir.ru
 
Автор: Ольга Кузнецова
Опубликовано 27.09.05
 
В своей ироничной книге историк Пьер-Мишель Бертран, не претендуя на полноту освещения вопроса, пытается дать живую и разнообразную картину того, как общество относилось к левшам и как это отношение менялось в разное время...

Рецензия
Но я лучше выпью зелье с отравою
И над собой что-нибудь сделаю,
Но свою неправую правую
Я не сменю на правую левую.

Высоцкий. Прыгун в высоту.

"В наши времена расцвета западных демократий уже никто не ведет битвы против левшей", - говорит Пьер-Мишель Бертран. И действительно, сейчас это уже кажется дикостью, хотя могут еще попасться учителя начальных классов, которые постараются заставить леворукого ребенка писать правой рукой. Но левши в любом случае – социальное меньшинство, хоть и достаточно многочисленное: различные исследования показывают, что левшей в обществе от 13% до 16%. 

В своей ироничной книге "Зеркальные люди. История левшей" историк Пьер-Мишель Бертран, не претендуя на полноту освещения вопроса, пытается дать живую и разнообразную картину того, как общество относилось к левшам, и как это отношение менялось в разное время. Бертран интересуется проблемой леворукости с культурно-исторической точки зрения, а совсем не с медицинской, и именно это отличает его книгу от других статей о левшах. Например, он не затрагивает вопрос, почему некоторые люди рождаются левшами, зато приводит несколько теорий возникновения преобладающей праворукостии и затем "правократии". 

Пожалуй, наиболее интересной главой является обзор примеров, показывающих насколько глубоко в нашем языке и культуре укоренилось предпочтение правого над левым. И хотя идея, что именно культурные предпочтения правой стороны усилили физиологическую склонность делать все правой рукой, а не наоборот, кажется спорной, упоминания об ориентировании древнего человека в мире с помощью собственного тела и отражение этого в языке стоят того. 

Бертран исследует примеры трех различных отношений людей к левшам – презрение, терпимость и восхищение, которые сменяли друг друга, да и существовали часто одновременно. Любопытно что, несмотря на то, что в средние века леворукость могли часто счесть за одержимость дьяволом, наибольшее давление на левшей все же пришлось на достаточно просвещенное время - вторую половину XIX века и первую половину XX века. И именно "просвещение" сыграло здесь свою мрачную роль: мода на научный догматизм (включая биологический детерминизм и теорию о социальных патологиях) привела к признанию леворукости проявлением дегенеративности, а распространение публичного школьного образования стало институтом повсеместного "исправления" несчастных левшей. Если есть еще сомнения, что научные теории могут подводить базу под самые архаичные стереотипы, то достаточно привести слова профессора французской медицинской академии, О.-М. Ланнлонга, написанные в 1905 году: "Теория леворукости, которую я называю патологической, лучше демонстрирует существующие отношения между этой физической аномалией и расстройствами ментального характера, как то: преступность, безумие, эпилепсия и слабоумие, которым она часто сопутствует. <...> В корне того, что люди с опаской относятся к левшам и обращаются с ними, как с вестниками несчастья, следует видеть реальный факт, исследовать и подтвердить который можно только путем длительного наблюдения". Не меньше внимания автор уделяет периодам терпимости к леворуким и примерам восхищения ими. Очень любопытна глава, посвященная тому, как определять художников-левшей по их манере рисовать, и целая таблица имен известных художников – точно, вероятно и предположительно леворуких.

Отношение к леворукости сейчас изменилось настолько, что люди почти даже и не верят, что левши могли подвергаться таким репрессиям. "До знакомства с исследованием Бертрана я и не догадывалась, что тема настолько болезненна и об неё сломано столько копий, - пишет, например, в своей рецензии на книгу Яна Соколова, - видно, чёрствый и не наблюдательный я человек". Но совсем неплохо бы напоминать историю, особенно когда просматриваются столь очевидные аналогии – например, отношение к гомосексуалам. 

Интересно, кстати, что для того, чтоб общество начало относиться к леворукости абсолютно нейтрально, совсем не понадобилось менять язык – право все так же называют "правом", а лишнего человека "левым". Не кажется ли, что не правы радикальные феминистки, уделяющие столь большое внимание структурам языка? Что все-таки менять надо не слова, а отношение в обществе, и сделать это можно достаточно быстро?

Книга Бертрана не является цельным изложением всей истории левшей, это скорее калейдоскоп примеров, цитат, ссылок, мемуарных свидетельств и даже картин. Она, в целом, популярно-развлекательного характера, и те, кто ищут в ней глубину, возможно, будут разочарованы. Но, мне кажется, что почти каждый сможет найти для себя что-нибудь новое. Я, например, обогатила свой словарный запас непростым словом амбидекстр.