Вступление

В ноябре 2000 г. Совет Европейского Союза принял так называемую Рамочную Директиву о равном обращении в трудовой сфере (Council Directive 2000/78/EC of 27 November 2000 establishing a general framework for equal treatment in employment and occupation, OJ [2000] L303/16). Директива запрещает дискриминацию в трудовой сфере на основании религии или вероисповедания, возраста, инвалидности и сексуальной ориентации. Не считая статьи 13 Соглашения ЕС (где предусматривается возможность принятия Советом ЕС мер по борьбе с дискриминацией по вышеперечисленным признакам), вступившей в действие в 1999 г., это первый законодательный акт ЕС, прямо запрещающий дискриминацию на основании сексуальной ориентации. Напомним, что директивы ЕС, за некоторыми исключениями, не имеют прямого примения в правовых системах государств-членов. Однако они внедряются путем принятия соответствующих национальных законов, после чего становятся неотъемлемой частью национального права государства-члена EC. Для каждой директивы устанавливается срок для внедрения. В случае Рамочной директивы, это - 2 декабря 2003 г., когда национальные законы, принятые на ее основании, должны были вступить в действие. Принятие Рамочной директивы по праву считается поворотным моментом в борьбе с дискриминацией, с которой сталкиваются геи и лесбиянки в странах-членах ЕС. Вместе с тем, директива имеет ряд серьезных недостатков, существенно снижающих ее практическую эффективность применительно к сексуальной ориентации. Поэтому именно на недостатках Рамочной директивы стоит остановиться подробнее. 

Следует упомянуть, что почти одновременно с Рамочной директивой была принята и Директива о расовом равенстве (Council Directive 2000/43/EC implementing the principle of equal treatment between persons irrespective of racial or ethnic origin, OJ L 180/22). Во многих отношениях директивы cхожи, однако существует и ряд различий, которые в своей совокупности создают впечатление второсортного статуса некоторых оснований противоправной дискриминации (таких, как сексуальная ориентация) по сравнению с расовой или этнической принадлежностью. Другими словами, поскольку «Расовая директива» имеет гораздо более широкую сферу действия, получается, что индивиды, дискриминируемые на основании их расовой или этнической принадлежности, в большей степени заслуживают защиты, чем геи и лесбиянки, подвергающиеся дискриминации на основании сексуальной ориентации.

С одной стороны, в Рамочной директиве дано то же самое определение «противоправной дискриминации», что и в Директиве о расовом равенстве («прямая или косвенная дискриминация, издевательства или домогательства (harassment) и прямые указания работодателя к дискриминации (instruction to discriminate)» - ст. 2). Как и в случае расовой дискриминации, предусматривается возможность так называемых позитивных мер в отношении сексуальной ориентации, а также различные механизмы защиты прав. Вместе с тем, в силу противоречивого характера вопросов, затрагиваемых в Рамочной директиве, ее текст гораздо более неоднозначный. Недостатки директивы можно условно разделить на пробелы общего характера и ограничения, касающиеся конкретно сексуальной ориентации как основания дискриминации.


Общие ограничения и пробелы 

Самым существенным недостатком Рамочной директивы, несомненно, является ее крайне ограниченная сфера применения. В ст. 3 директивы указано, что она применима только к трудовой сфере. В ч. 3 ст. 3 прямо указано, что директива НЕ применима в отношении «платежей любого толка, предусмотренных государственными схемами и проч., включая государственные программы социального обеспечения и социальной защиты». Более того, в преамбуле поясняется, что директива не действует в отношении «любых видов платежей, производимых государством, целью которых является предоставление доступа к трудоустройству или сохрание рабочего места». Другие важнейшие области жизни (здравоохрание, образование, предоставление жилья и т.д.) тем более исключены из сферы действия Рамочной директивы. Это разительный контраст с Директивой о расовом равенстве, которая запрещает дискриминацию и в этих сферах тоже. 

Далее, в отличие от Директивы о расовом равенстве, Рамочная директива не требует образования специального органа, полномочного рассматривать споры по поводу равенства. Получается, что государства-члены ЕС вольны образовать орган, полномочия которого ограничены лишь проблемами расовой дискриминации. Это означает, что индивиды, пострадавшие от дискриминации на основании сексуальной ориентации, будут иметь гораздо менее эффективные средства защиты, чем подвергающиеся дискриминации на основании расовой или этнической принадлежности. Такой ущербный подход к вопросам равенства также сбрасывает со счетов ситуации множественной дискриминации (дискриминация на нескольких основаниях одновременно). Например, если мусульманская лесбиянка подвергается притеснениям на рабочем месте, на практике бывает крайне сложно определить, является ли первопричиной этих притеснений ее пол, этническая принадлежность, религия или сексуальная ориентация. А по праву ЕС получается, что возможность обратиться в специальный орган у такой пострадавшей будет только если она докажет, что дискриминация была основана на ее расовом или этническом происхождении.

В преамбуле Рамочной директивы сказано: «в обязанности ответчика не входит доказывание того, что истец […] имеет определенную сексуальную ориентацию». Это означает, что пострадавшие от дискриминации могут столкнуться с необходимостью «доказывать» собственную сексуальную ориентацию. Подобное положение возмутительно, поскольку, во-первых, это недопустимое вторжение в частную жизнь, и, во-вторых, способно послужить серьезным препятствим для открытого отстаивания своих прав. Более того, оно полностью сбрасывает со счетов тот факт, что во многих ситуациях дискриминация имеет место на основании одного только подозрения или предположения касательно сексуальной ориентации работника. Например, работодатель может отказать в приеме на работу кандидату, если посчитает, что тот «выглядит, как гей». А ведь с точки зрения закона не должно иметь значения, на самом ли деле человек гей или нет, - ведь вред наличествует в любом случае. В самом деле, в ст. 2(1) директивы говорится, что запрещена «любая, какая бы то ни было» дискриминация (‘any discrimination whatsoever’) на основании сексуальной ориентации, что потенциально может включать и подобные ситуации «мнимой гомосексуальности». И тем не менее имеет место явный конфликт между данной нормой и описанным выше условием преамбулы, по которому бремя доказывания факта сексуальной ориентации возлагается на пострадавшего. Практика покажет, как разрешится это законодательное противоречие.

В отличие от Директивы о расовом равенстве, в Рамочной директиве присутствует ст. 2(5), которая потенциально может оправдать любые виды дискриминации, если это обусловлено «мерами, необходимыми в демократическом обществе, для защиты общественной безопасности, поддержания общественного порядка и предотвращения преступлений, для защиты здоровья, а также прав и свобод других». Широта формулировки данной нормы делает возможным ее использование для серьезных ограничений прав геев и лесбиянок. Например, не исключены попытки использования этой статьи для ограничения свободы самовыражения гомосексуалов в вооруженных силах. Однако последнее слово о допустимости применения ст. 2(5) директивы будет принадлежать Суду Правосудия ЕС.


Ограничения, касающиеся сексуальной ориентации 

Наряду с общими ограничениями в Рамочной директиве присутствуют и исключения, касающиеся различных признаков дискриминации. В контексте сексуальной ориентации самыми существенными ограничениями являются исключения по брачным льготам и религиозным организациям.

Что касается брачных льгот, в преамбуле четко оговаривается, что директива не противоречит «национальным законам, регулирующим супружеский статус и льготы, основанные на таковом». Хотя преамбулы директив не являются строго обязательными для Суда Правосудия ЕС, очень сомнительно, что Суд оспорит данную оговорку, особенно принимая во внимание его известное нежелание вмешиваться в политику государств-членов в вопросах брака и семьи.

Вторым потенциально опасным исключением является ст. 4(2), где предусматривается, что Рамочная директива не применима к трудоустройству в «церквях либо иных публичных или частных организациях, морально-этические принципы (ethos) которых основаны на религии или вероисповедании» (по этому определению, организация даже не должна быть религиозной в строгом смысле - достаточно, если ее члены просто исповедуют определенную религию). В принципе, это не означает, что дискриминация на основании сексуальной ориентации автоматически становится законной в таких ситуациях: в ст. 4(2) также оговорено, что вышеприведенная оговорка «не может служить оправданием дискриминации на основании другого признака». Тем не менее не следует забывать, что данная норма была включена в директиву во многом благодаря стойкому нежеланию определенных организаций, активно лоббировавших процесс принятия Рамочной директивы, принимать на работу геев и лесбиянок.

Кроме того, подобные организации вправе требовать от cотрудников «вести себя добросовестно и сохранять верность морально-этическим принципам организации» (‘to act in good faith and with loyalty to the organisation’s ethos’ - ст. 4(2)). Эта крайне двусмысленная формулировка. В принципе, это может означать, что организация может потребовать от сотрудника-гея или сотрудницы-лесбиянки держать свою сексуальную ориентацию в тайне (что может быть проблематично с точки зрения собственного достоинства сотрудника), или воздерживаться от высказывания суждений, не совпадающих с официальной позицией организации по вопросу гомосексуальности (ограничение права на самовыражения). Это «религиозное исключение» проблематично еще и потому, что оно подразумевает не просто несовместимость гомосексуальности с религией как таковой, но и явную иерархичность оснований дискриминации (когда как вычленять отдельные стороны личности человека в ущерб другим не только несправедливо, но и неестественно). Эти туманные нормы подверглись особо жесткой критике со стороны юристов; в ближайшее время ожидаются судебные процессы по их оспариванию. 

Заключение

В целом, принятие Рамочной директивы - безусловно позитивный шаг в борьбе с дискриминацией на основании сексуальной ориентации. Поскольку в декабре 2003 г. Рамочная директива вступила в действие в государствах-членах ЕС, геи и лесбиянки в этих странах получили возможность реальной защиты своих прав. Однако эта победа ограничена лишь областью трудовых отношений, тогда как дискриминация на основании сексуальной ориентации зачастую имеет место и в других сферах общественной жизни. Средства защиты прав, доступные пострадавшим от дискриминации на основании сексуальной ориентации, по эффективности значительно уступают средствам, предоставляемым правом ЕС в случае расовой дискриминации и дискриминации по половому признаку. Это свидетельствует о своеобразной иерархичности подходов к основаниям дискриминации, подтверждая заезженную мудрость, что «некоторые более равны, чем другие». Более того, искусственное установление приоритетов определенных сторон человеческой личности препятствует должному признанию такого явления, как множественная дискриминация. Несмотря на прогресс, достигнутый благодаря принятию Рамочной директивы, очевидна необходимость совершенствования законодательства ЕС по борьбе с дискриминацией в целом и на основании сексуальной ориентации в частности.


Текст директивы на английском языке: 
http://europa.eu.int/comm/employment_social/fundamental_rights/pdf/legisln/2000-78_en.pdf 

На других официальных языках ЕС: http://europa.eu.int/comm/employment_social/fundamental_rights/legis/legln_en.htm