Мы приводим выдержки из двух статей Дугласа Айрланда о нынешней ситуации в Иране.


Иранские источники сомневаются в правдивости обвинений в изнасиловании, вынесенных двум казненным подросткам
11 августа 2005 г.

В то время как после казни двух иранских подростков во всем мире проходят акции протеста против смертных приговоров и криминализации гомосексуальности в Иране, из этой страны поступает новая информация, ставящая под сомнение обвинения в изнасиловании, предъявленные подросткам.   
 
18-летний Аяз Мархони и 17-летний Махмуд Азгари были повешены в городе Машад 19 июля. По официальной версии, они изнасиловали 13-летнего мальчика. Однако Афдхер Джама, главный редактор интернет-издания Huriyah для мусульманских гомосексуалов, утверждает, что казненные были любовниками. "Когда я об этом узнал, я связался с моими иранскими источниками, - сказал Джама, - и все они считают, что подростков казнили за то, что они были геями. Один из моих информантов, который присутствовал на гей-вечеринках в Машаде, клянется, что они давно были любовниками, другой утверждает, что их выдал один из членов их семей". Джама также отметил, что получать из Ирана информацию о случившемся становится все труднее: "Уровень слежки достиг максимума. Представляете, одному из моих источников пришлось переодеться в женскую одежду, надеть никаб (один из атрибутов мусульманской женской одежды, представляющей собой тонкую ткань с прорезью для глаз, прикрывающую лицо женщины – прим. пер.), перчатки и пойти в интернет-кафе, завести Yahoo messenger (аналог icq – прим. пер.) – все это для того, чтобы переслать мне одно-единственное сообщение. До этого интернет-кафе он добирался целый день, стараясь убедиться, что за ним никто не следит. Люди ужасно боятся за свою жизнь". Джама также вел электронную переписку с редакторами подпольных изданий для геев, которые просили не называть ни их имен, ни названий изданий. Все они также уверены, что обвинения в изнасиловании сфабрикованы. Еще один анонимный источник предполагает, что казнь на самом деле была скрытым "убийством из чести": в исламском обществе семья, обнаружившая, что один из ее членов вступил в однополые отношения, должна убить его.

Из-за того, что казнь подростков получила такой большой резонанс во всем мире, информацию об этом стало невозможно получить не только из гей-источников, но даже и из национальных источников, которые обычно дают комментарии.

Высланная из страны Джанет Афари, известный иранский ученый, недавно в соавторстве с Кевином Андерсоном выпустила книгу "Фуко и иранская революция: гендер и искушение ислама" (University of Chicago Press). В ней есть выдающаяся глава об однополых отношениях в Иране. По мнению Афари, нынешний режим Исламской Республики Иран всеми силами душит тысячелетние традиции гомосексуальной культуры. Например, она пишет, что классическая персидская литература – стихи Аттара (умер в 1220 г.), Руми (умер в 1273 г.), Са’ди (умер в 1291 г.), Хафеза (умер в 1389 г.), Джами (умер в 1492г.) и даже поэта 20 века Ираджа Мирзы (умер в 1926 г.) изобилуют гомоэротическими аллюзиями, откровенно описывают красоту юных мальчиков и гомосексуальный секс: "Многие известные любовные истории, описанные поэтами, происходили между королями и мужчинами-рабами. Кроме королевских покоев гомосексуальность и гомоэротические проявления существовали в других общественных местах, начиная с монастырей и семинарий и заканчивая тавернами, банями и армейскими лагерями. В начале правления Сафавидской династии (1501-1723) легально существовали и платили налоги публичные дома, в которых работали проститутки-мужчины. Однако во время царствования династии Пехлеви и после победы Иранской исламской революции профессора литературы были вынуждены выдавать эти прекрасные гей-поэмы за стихи, где воспевается любовь между мужчиной и женщиной, а вовсе не однополая любовь".

Афари также отмечает, что антигомосексуальные репрессии нынешнего иранского режима частично обусловлены тем, какую роль сыграла гомосексуальность в революции 1979 года, когда к власти пришел аятолла Хомейни и его сторонники: "Чаще всего националистические движения используют лозунги, превозносящие патриархат и обязательную гетеросексуальность, приписывая коррумпированной правящей элите аморальную и "извращенную" сексуальность, которая насаждается иностранным империализмом.   

Против свергнутого шаха и его семьи выдвигались не только политические и экономические обвинения. Гнев общества был вызван также и его "аморальностью". Ходили слухи, что при дворе царил гомосексуальный образ жизни. Говорили, что премьер-министр Амир Аббас Ховейда – гей. Сатирическая пресса не раз издевалась над его пышными нарядами, пурпурной орхидеей в петлице и изобличала его предполагаемый брак по расчету. Шаха называли бисексуалом. Была информация о том, что близкий друг шаха, швейцарец, с которым шах познакомился в студенчески годы, часто навещает его. Но больше всего общество было возмущено тем, что два молодых человека из элиты, пользуясь своими связями в суде, провели фиктивную свадебную церемонию. Для правоверных мусульман это стало лишним подтверждением того, что династия Пехлеви погрязла в извращениях, а шах больше не является хозяином своего дворца. Эти слухи и народное возмущение были использованы исламистами, призывающими к революции. Вскоре после нее пришедший к власти аятолла Хомейни ввел смертную казнь за однополые отношения".

Европейская и американская общественность критикует власти Ирана и за гомофобию, и за то, что казнены несовершеннолетние подростки, так как Иран в свое время подписал Международные конвенции гражданских и политических прав, а также Конвенцию по правам детей, которая запрещает казнить несовершеннолетних. Гомосексуальность карается смертной казнью в девяти странах: Иране, Саудовской Аравии, Афганистане, Мавритании. Судане, Нигерии (северные территории), Йемене, Пакистане и ОАЭ.

Репрессии в Иране продолжаются – запланированы еще две казни
17 августа 2005г

Из иранского города Арак поступили тревожные новости о том, что еще двое геев будут казнены 27 августа. Обоим приговоренным по 27 лет, их зовут Фарад Мостар и Ахмед Чока, им инкриминируется "сексуальное насилие с гомосексуальными действиями", иными словами, изнасилование. Мостар и Чока, близкие друзья и партнеры по бизнесу, обвиняются в изнасиловании 22-летнего студента местного университета Али. Неназванные иранские источники утверждают, что Али - бисексуал, и у него неоднократно возникали проблемы в семье, так как его манера одеваться и причесываться не соответствовала консервативным религиозным стандартам. Али рассказал об изнасиловании своему отцу-полковнику, который отвел его к врачу, чтобы засвидетельствовать факт насилия, а потом обратился в полицию. Мостар и Чока не смогли оплатить услуги адвоката. 

Фаршад Хосейни из нидерландского секретариата Международной федерации иранских беженцев сказал мне по телефону, что федерация наняла известного тегеранского юриста Хорама Шати, который будет представлять интересы осужденных и постарается опротестовать смертный приговор в Верховном суде Ирана. Сейчас Шати выехал в Арак, чтобы выяснить, какие есть основания для апелляции. Неизвестно, что говорят сами обвиняемые, а их семьи отказываются разговаривать с иностранцами. В то время как иранский гей-источник утверждает, что обвинения "правдоподобны", редакторы подпольных гей-изданий предупреждают, что "суды исламской республики всегда добавляют обвинения при рассмотрении гомосексуальных преступлений".   

Один иранский ученый, который долгое время изучал вопросы сексуальности в Иране, сказал мне, что "в иранском обществе, где по исламским законам запрещены даже свидания мужчин с женщинами, изнасилование - обычное дело, так как мужчины сексуально неудовлетворены. Возможно, двое мужчин из Арака даже не предполагали, что то, чем они занимаются с третьим, это "изнасилование". Многочисленные исследователи, как в Иране, так и за его пределами, утверждают, что о случаях изнасилования женщин мужчинами сообщается крайне редко, несмотря на то, что изнасилования происходят часто. Кроме того, гомосексуальное изнасилование зачастую используется как способ наказания и унижения в тюрьмах, где осужденных, особенно тех, кто совершил преступления сексуального характера, насилуют надзиратели, охранники и начальство.

Иранские источники предполагают, что, несмотря на многочисленные протесты в других странах, недавно избранный президент Махмуд Ахмадинеджад, известный своими ультра-националистическими взглядами, решил показать, что он не поддастся иностранному давлению, будет по-прежнему преследовать геев и выносить смертные приговоры. По словам иранцев, западная пресса не уделяет достаточного внимания тому факту, что во время избирательной кампании Ахмадинеджад объявил крестовый поход против "разлагающего влияния Запада", в т.ч. и гомосексуальности, что во многом и обеспечило ему победу на выборах.

После повешения двух подростков, Швеция и Нидерланды приостановили депортацию иранских геев, которым ранее было отказано в убежище в этих странах. 5 августа шведские гей-активисты устроили митинг, на котором потребовали не высылать в Иран нелегального беженца-гея. Фаруш Данахкар сумел убежать в Швецию после того, как в возрасте 17 лет поцеловал на пляже другого юношу, за что получил 99 ударов плетью. Канадский министр иностранных дел Пьер Петтигрю обнародовал заявление, в котором резко осудил ситуацию с правами человека в Иране.

Скотт Лонг, директор департамента по делам геев и лесбиянок правозащитной организации Human Rights Watch (HRW) сказал, что он передал информацию о двух мужчинах, приговоренных в Араке к смертной казни, верховному комиссару ООН по правам человека Луизе Арбор. Но поскольку HRW, как и я, встретился с трудностями в получении достоверной информации о происходящем в Иране, организация не считает возможным действовать более решительно. Лонг подтвердил мои подозрения о том, что иранские геи "действительно напуганы" новым жестким консервативным правительством Ахмадинеджада и тем, что оно может предпринять.

И наконец, необходимо еще раз обратить внимание на то, что при рассмотрении однополых отношений в Иране, всегда возникает проблема терминологии. Известный гей-историк Джонатан Кац в своей книге "Любовные истории. Секс между мужчинами до эпохи гомосексуальности" (2003 г.) пишет, что "определение поведения мужчин начала 19 века как гомосексуального, гетеросексуального или бисексуального" ставит их в рамки "нашей, а не их сексуальной системы". Именно это мы и наблюдаем сейчас в Иране, где "гей-идентичность" в том смысле слова, в котором оно употребляется на Западе, существует лишь среди небольшого количества образованных людей в Тегеране и нескольких других крупных городах, несмотря на многовековые традиции однополой любви, которые полностью стерты в современном Иране. Уничтожение иранских гей-порталов и блокировка иностранных сайтов призваны остановить распространение этой западной "гей-идентичности".

Дуглас Айрланд  © перевод Катерины Марсовой