Впервые в истории страны лесбийская пара выиграла судебный процесс по признанию равных родительских прав по воспитанию своих детей.

Красивый дом с большой застекленной верандой на одной из тихих зеленых улочек Парижа. Мари-Лор Пикар разливает чай. Карла Бони расставляет угощения. Они встретились еще в гимназии, с тех пор вот уже 25 лет они вместе. Сегодня, в 45 и 46 лет, художник и фотограф по профессии, они вместе воспитывают троих дочерей: "Мы всегда хотели детей. Это естественное желание, в этом мы ничем не отличаемся от других людей". Но чтобы реализовать свою мечту, женщинам пришлось пройти долгий путь. "Дети - это продолжение любви. Нам не дано полюбить мужчину, а усыновить ребенка из детского дома для гомосексуальных пар во Франции очень сложно - поэтому нам пришлось искать другие пути. Одинокая женщина может усыновить ребенка. Мы могли бы солгать, но мы всегда придерживались принципа открытости, поэтому этот путь мы также отмели", - рассказывает Карла. Было два варианта: "В то время раз в три месяца мы устраивали совместные ужины с двумя гетеросексуальными парами. Но в одной паре муж был стерилен, в другой - настолько любил свою жену, что просто не мог спать с другими женщинами. Нам оставалось только искусственное осеменение".

Гильетта родилась в июне 1994 года, всего за несколько месяцев до принятия закона о биоэтике, запрещающего искусственное осеменение для лесбийских пар. Так что эту процедуру пара смогла осуществить на родине. Чтобы зачать двух младших дочерей женщинам пришлось выехать в соседнюю Бельгию: "Мы обратились в клинику по лечению бесплодия, оказывающую услуги для гомосексуальных пар с 1981 года. После собеседования с психологом нам был дан зеленый свет". Анализы показали, что Мари-Лор легче забеременеть, она и родила всех троих дочерей. Луана родилась в феврале 1997, Зелина - в ноябре 1998. Правду от дочерей не скрывали: "Мы объяснили им, почему они никогда не увидят своего отца, еще когда они были в животе у Мари-Лор, - смеется Карла. "Нам было очень важно, чтобы они сразу поняли, что родились не от святого духа", - вторит ей Мари-Лор. Вдвоем они вывели "магическую формулу": "Папа дал дяде доктору волшебное зернышко, которое он передал маме". Если бы закон позволял, женщины хотели бы узнать, кто же отец их детей. "Но в любом случае, для нас донор - это априори щедрый человек. Он дает свою сперму, позволяя лесбийским парам осуществить свою мечту - родить собственного ребенка". Дома дочки зовут Мари-Лор "мама", а Карлу - "маммита" ("мама" по-итальянски). "Карла - итальянка по происхождению. Все три наших дочери носят итальянские имена, - поясняет Мари-Лор, - поскольку я являюсь биологической матерью, мне было очень важно, чтобы дочки впитали итальянскую культуру - чтобы быть ближе к Карле. Я считаю, что это необходимое условие для построения гармоничной семьи".

Самое трогательное воспоминание Карлы - когда старшая дочь Гильетта сказала, что ее фамилия Пикар-Бони (по французской законодательству дети могут носить двойные фамилии - матери и отца). Но официальное признание семьи заняло 4 года сложных юридических баталий. Причем борьба велась в два этапа.

27 июня 2001 года суд по гражданским делам города Парижа впервые в истории страны официально разрешил Карле удочерить трех дочерей, рожденных Мари-Лор. "Нам было очень важно, чтобы права Карлы на воспитание детей были признаны официально, - вспоминает Мари-Лор. Мы обратились в суд в сентябре 2000 года и сразу четко обозначили наши намерения. К тому времени мы уже заключили пакт гражданской солидарности (PACS), но все вокруг говорили, что ни один суд не удовлетворит нашу просьбу". Чтобы придать вес своему досье, Мари-Лор и Карла приложили к ходатайству более 40 свидетельств, подписанных членами семей, друзьями и учителями. "К нашему великому удивлению судья принял наше дело в производство". 27 июня 2001 фамилия Бони была официально добавлена в свидетельства о рождении Гильетты, Луаны и Зелины.   
 
 Процедура усыновления подразумевает, что все права по воспитанию детей переходят усыновителю, биологический же родитель их лишается. Через несколько лет пара снова обратилась в суд с просьбой вернуть Мари-Лор родительские права. 2 июля 2004 года судья вынес положительный приговор по делу.

По решению суда, женщины официально имеют равные права на воспитание детей - как "биологическая" (Мари-Лор), так и "приемная" (Карла) матери.

Впервые в истории французской юриспруденции два подобных решения были последовательно приняты в отношении гомосексуальной пары. Событие тем более примечательно, что решение суда не было опротестовано, и ни одна из инстанций не планирует это сделать. В контексте обострения дебатов по признанию прав гомосексуалов на брак, подобное решение суда просто не могло остаться незамеченным. "Ассоциация Геев и Лесбиянок, Имеющих Детей" приветствовала решение суда и назвала его "многообещающей премьерой". В то же время реакция Доминика Пербена, Министра юстиции Франции, остается осторожной. Министр напомнил, что в настоящее время кассационный суд рассматривает идентичное ходатайство - лесбийская пара просит предоставить им равные права по воспитанию детей, рожденных одной из женщин. Месье Пербен считает, что нужно дождаться решения кассационного суда, пока же, по его мнению, "юридическая ситуация (по данному вопросу) не стабилизирована".

 

Escargot специально для Queerumir.ru
По материалам французской прессы: (Journal l’Humanite 17.11.2001, Liberation.fr 23.09.2004, Radio France Internationale 24.09.04, L’Express 23.09.04)