Четырехмесячный Джемисон Диллмут еще слишком мал, чтобы понимать, что он похож на обеих своих матерей.

Когда несколько лет назад двадцатидевятилетняя Джеми Диллмут и тридцативосьмилетняя Бэби Джоджонегоро решили создать семью, они попросили брата Бэби быть донором спермы, чтобы Джеми выносила ребенка.

"Ребенок будет частью нас, нас обеих, а не только частью Джеми", - сказала Джоджонегоро, которая переехала в Хьюстон из Индонезии 20 лет назад, поступив в колледж. Диллемут, которая раньше проживала в районе залива Сан-Франциско, переехала в Хьюстон в 2000 году. "Существует стереотип, что Хьюстон – это такой ковбойский город. Так оно и есть, но в нем есть и районы с интересной культурой, населенные интересными людьми, которые идут вразрез с общепринятым мнением, - говорит Джоджонегоро. - И, конечно, районе Монтроуз нам очень уютно".

Несмотря на консервативную атмосферу, – здешние избиратели очень помогли принять поправку к конституции штата о запрете однополых браков, а судьи округа Харрис не очень-то одобряют усыновление детей геями – Хьюстон стал излюбленным местом проживания для однополых пар, воспитывающих детей.

Исследование, основанное на самых последних данных переписи в США, показало, что в Хьюстоне и еще в двух городах штата Техас – Сан-Антонио и Форт-Уэрт-Арлингтон – у гомосексуалов едва ли не больше детей, чем в любых других городах страны.

Согласно исследованию, результаты которого опубликованы в "Атласе геев и лесбиянок" (The Gay and Lesbian Atlas), где с точки зрения демографии всесторонне рассматривалась география расселения однополых пар, три крупных города штата Техас входят в пятерку городов страны, где наблюдается самый высокий процент однополых пар, воспитывающих детей. Сан-Антонио занимает первое место, Хьюстон – четвертое, а Форт-Уэрт-Арлингтон – пятое. Эти цифры включают детей, которых воспитывает биологический родитель, живущий с однополым партнером, и детей, усыновленных однополыми парами. По словам Гарри Дж. Гейтса, исследователя и соавтора "Атласа", по стране, в среднем, в одной из четырех однополых семей есть дети младше 18 лет, которые живут с родителями.

Культурные нормы

"В общем, однополые пары и их дети живут там, где и другие люди с детьми", - утверждает Гейтс. "Из-за культурных норм у однополых пар, принадлежащих к национальным и расовым меньшинствам, больше детей, чем у белых однополых пар. Возможно, этим частично объясняется, что у однополых пар из Техаса – штата, где довольно большую часть населения составляют латиноамериканцы, - больше детей", - говорит Гейтс.

Юрист из Хьюстона, Митчелл Кэйтин, воспитывающий вместе с партнером двух приемных детей, видит расхождение между консервативным политическим климатом в Техасе и тем, что происходит в штате на социальном уровне.

"Мне пришлось осознать, что большинство людей не понимают, как двое любящих друг друга мужчин тоже хотят воспитывать детей", - говорит Кэйтин, защищавший двух хьюстонских геев, чей иск привел к тому, что Верховный суд США объявил закон о содомии штата Техас не соответствующим конституции страны. "По мере того, как дети взрослеют, они начинают задавать все больше вопросов. Я ожидаю, что в нашей семье возникнет несколько таких вопросов, которые в семьях с мамой и папой не возникают", - объясняет Кэйтин. – "Не думаю, что на них будет трудно ответить, но я действительно думаю, что мои дети столкнутся с дополнительными препятствиями в жизни".

Два бейби-бума

Дети, чьи родители гомосексуальны, делятся, главным образом, на две группы. В первую группу входят те, у чьих родителей прежде были гетеросексуальные отношения, во вторую - те, чьи родители образовали семьи либо используя репродуктивные технологии, как, например, искусственное оплодотворение, либо усыновление.

"За последние десятилетия у гомосексуалов зафиксировано два всплеска рождаемости – два гейби-бума", – говорит Бет Типер, исполнительный директор организации COLAGE – "Дети Лесбиянок и Геев Повсюду" (Children of Lesbians and Gays Everywhere) в Сан-Франциско. Первый всплеск рождаемости случился в 1980-х, когда лесбиянки стали использовать репродуктивные технологии. Второй всплеск пришелся на 1990-е, когда все больше геев стали усыновлять детей.

Не на всей территории Техаса судьи готовы одобрить усыновление детей однополыми парами, поэтому многие пары не рискуют идти в консервативные суды округа Харрис. Кэйтин усыновил своих детей через суд в Сан-Антонио, так же поступили Джо и Стивен Милано, прожившие вместе 15 лет, которые воспитывают двух приемных детей – пятилетнего Рубена и трехлетнего Алекса.

То, что больше всего беспокоит Стивена Милано в полемике об усыновлении детей гомосексуалами, так это "мысль, что гомосексуалы так или иначе морально неадекватны и поэтому не способны воспитывать детей. Или что гомосексуалы непостоянны и поэтому не могут обеспечить детей стабильной любящей семьей, которая им нужна".

Довольно часто семьям гомосексуалов "не достает роскоши быть такими же сложными для понимания или так же плохо справляться со своими обязанностями, как гетеросексуальным семьям", - говорит тридцатичетырехлетняя Абигайль Гарнер, сторонница усыновления детей гомосексуалами и автор книги "Семьи, похожие на мою: дети гомосексуалов рассказывают все как есть" (Families Like Mine: Children of Gay Parents Tell It Like It Is. HarperCollins, 2004 ). Она также автор сайта familieslikemine.com. "Мы обязаны быть идеальными, совершенными родителями, потому что ситуация, когда родитель может столкнуться с потерей опеки над ребенком, может оказаться реальностью", - утверждает Гарнер.

Еще десять лет назад дети гомосексуалов не могли предполагать, что когда-нибудь их семьи будут соответствовать "общепринятому образу американской семьи", - говорит Рамона Фейт Освальд, профессор факультета исследований семьи Иллинойского университета в Урабана-Шампейн. В последние годы борьба на законодательном уровне донесла проблемы гомосексуалов до сознания нации, а "дети слушают и делают свои собственные выводы", - считает Освальд.

Пятнадцатилетняя Хлоя Типпет, которую воспитывают две лесбиянки, случайно услышала разговор об однополых браках в школе Беллэйр. Ее одноклассница усомнилась в сексуальной ориентации одного юноши, потому что тот заявил, что поддерживает однополые браки. "Мне кажется, некоторые люди думают, что каждый, кто считает, что у геев и лесбиянок должны быть права, сам гей или лесбиянка. Но это же глупо", - говорит Хлоя. Она рассказывает: "Иногда люди спрашивают меня, они видят Маму и Карен вместе и они спрашивают так: "Твои родители лесбиянки?" И Хлоя отвечает: "Ну, да". Она не спорит об этом с людьми. Все, о чем она просит – это чтобы они уважали выбор ее матери. Обычно на этом все вопросы заканчиваются.

"Я не заставляю их сражаться за меня, - говорит сорокадевятилетняя Мишель Дешан о Хлое и восемнадцатилетнем Тристане, ее детях от предыдущего брака. - Дети не должны быть живой рекламой гомосексуальных родителей. В будущем им придется самим постоять за себя".

Доказательств непригодности нет

По словам Эйприл Гонсалес, партнер ее отца, с которым он прожил 11 лет, Уэс Карнес, был для нее "самой обычной мамой", в то время как ее биологический отец, Майк Гонсалес, был типичным папой. Некоторые нетерпимые люди считают, что я ненормальный человек, потому что у меня гомосексуальные родители. Что меня нельзя воспитать нормальным ребенком. Что у меня будут проблемы с психикой, или что они сделают меня лесбиянкой, - говорит семнадцатилетняя Эйприл, первокурсница Хьюстонского университета. -А я ничем не отличаюсь от других детей".

Американская Психологическая Ассоциация считает, что нет никаких практических доказательств того, что гомосексуалы не подходят на роль родителей по причине своей сексуальной ориентации.

Обзор исследований подтверждает, что дети, живущие с гомосексуальными родителями, по развитию, приспособляемости и здоровью существенно не отличаются от детей, живущих с гетеросексуальными родителями.

Одноклассники дразнили из-за родителей

Когда Эйприл была младше и ее семья жила в районе Порт-Артура, два ее отца не распространялись о своих отношениях. Они жили в маленьком городке на востоке Техаса, и бывали моменты, когда Эйприл не хотела, чтобы Уэс приходил вместе с отцом забирать ее из гостей. А в средней школе одноклассники дразнили Эйприл из-за сексуальной ориентации ее родителей.

"Причиной стресса было не то, что мы геи, и живем как семья. Причиной стресса было то, что другие люди ей говорили, что ее отец – педик", - говорит Майк Гонсалес. "Здорово, что в последние годы мы живем в Хьюстоне, - считает Майк. Он активист гей-лиги по софтболу, и его семья принимает активное участие в работе организации Гомосексуальных Родителей Хьюстона (Houston Gay and Lesbian Parents group).

Эйприл, которая закончила старшие классы в мае прошлого года, говорит: "Оглядываясь назад, я понимаю, что семья из двух отцов сделала меня более сильной и зрелой личностью".

Синтия Леонор Гарза, Houston Chronicle, октябрь 2006 г.
перевод Донор Сердца, специально для Queerumir.ru