Медики и социальные работники обеспокоены тем, что подростки-лесбиянки более неразборчивы в связях, чем их гетеросексуальные сверстницы, поскольку не боятся забеременеть и мало заботятся об инфекциях, передающихся половым путем. Действительно ли это так серьезно, спрашивает Лотта Джеффс.

Недавно я стояла в очереди в бар гей-клуба в Сохо*. Меня окружали потные незнакомые девочки, они проливали пиво мне на туфли и вторгались в мое личное пространство. Я уже было приготовилась слегка пихнуть локтем стоявшую рядом пацанку, как внезапно поняла, что это никто иная как пятнадцатилетняя знакомая одной из моих подруг, Эмма.

Она отволокла меня к группе мелких панков. "Это мои друзья, - сказала она, - а это Элли. Мы с ней встречаемся". И прежде чем я успела подумать, что они, возможно, лишь околачиваются в библиотеке, Эмма засунула язык в рот Элли. Моим первым порывом было оттащить ее, но я справилась с эмоциями, хотя и с трудом. Меня обеспокоило вовсе не то, что Эмма теперь была открытой лесбиянкой и гордилась этим, а то, что она вела себя столь открыто именно среди гомосексуалов и, как говорят в одном сериале про геев, точно "делала это – делала это на самом деле".

Всего в пятнадцать лет Эмма оказалась втянутой в мир секса и клубных тусовок.. И она не исключение. По сути, кажется, что она лишь одна из растущего числа юных лесбиянок по всей стране, кто не скрывает своей ориентации, тусит и крутит шашни как никогда раньше.

Лесли О’Брайен – социальный работник, занимающийся с молодежью. Она ведет группу лесбиянок, геев и бисексуалов в Портсмуте, а также клубные вечеринки под названием "Эйфория" для молодых гомосексуалов. О’Брайен, которая также работает и с гетеросексуальными подростками, утверждает, что сексуальная активность лесбиянок выше, чем у их гетеросексуальных сверстниц. "Лесбиянки-подростки, несомненно, гораздо лучше осведомлены и гораздо более активны, чем я была когда-либо", - считает О’Брайен.

Катрина, четырнадцатилетняя жительница Портсмута, говорит, что она слишком занята "дома со своей девушкой", чтобы думать об "Эйфории". "Мы зависаем в моей комнате, - рассказала она мне. - Возимся в кровати, болтаем и занимаемся сексом. Иногда это продолжается весь день. Я запираю дверь и говорю маме, что мы готовим уроки".

Тот факт, что в Великобритании наблюдается самое высокое в Европе количество подростковых беременностей, долгое время являлся привычной начинкой новостных рубрик. При низком риске подхватить ЗППП (заболевания, передающиеся половым путем), забеременеть или получить прозвище "школьной потаскушки" у юных лесбиянок нет веской причины, чтобы обуздывать свою сексуальность. И прежде чем в их жизни появляются серьезные отношения, они, не раздумывая, занимаются сексом.

Эмма познакомила меня с ее бывшей, шестнадцатилетней Люси, которая теперь живет с приемными родителями в Манчестере. "Я не завязываю серьезных отношений, - говорит она. "Я знаю массу лесбиянок, так что я как андрогинная сердцеедка Шейн из сериала "Секс в другом городе" (The L Word) – я просто хочу секса".

Лучшей подруге Эммы, Скарлетт, тоже шестнадцать, но она натуралка и, похоже, очень благоразумна. Она тоже курсирует от одной сексуальной победы к другой? "Неа. Я встречаюсь с парнем. Ему 17, и он просил меня о сексе, но нет, мне есть что терять". Скарлетт представила меня своим гетеросексуальным подругам – все три пятнадцатилетних девушки были девственницами. "Мне нравятся мальчики, и, разумеется, я была на свиданиях, - сказала одна из них, - но развивать любые отношения в сторону секса - это стресс. Плюс мне будет ужасно стыдно, если я подцеплю инфекцию, мне об этом уже все уши прожужжали занятиях".

Кажется, что все это время, потраченное на натягивание презервативов на огурцы на уроках по половому воспитанию, не прошло даром, и бесчисленные опросы рисуют более благоприятную картину сексуальной жизни гетеросексуальных подростков. Однако теперь необходимо прислушаться и к юным лесбиянкам и точно так же исследовать их сексуальное поведение.

"Эмоционально, - утверждает Гарет Дэвис, руководитель программ по работе с молодежью из Terrence Higgins Trust**, - пятнадцатилетние гомосексуальные девушки могут быть не готовы к сексу. Ранний секс может нанести психологическую травму, особенно если таким девушкам не хватает поддержки, которую обычно предлагают их гетеросексуальным сверстницам".

Дэвис также особо подчеркивает тот факт, что юные девушки, которые занимаются сексом исключительно с девушками, все равно могут подхватить ЗППП; хотя, если уж смотреть правде в глаза, риск этот минимален. А вот абсолютно реальный риск для лесбиянок-подростков, которые, подобно Люси, бравируют своей сексуальной жизнью, -это гомофобия. "Я очень беспокоюсь за их безопасность, - говорит социальный работник О’Брайен. – Некоторые девушки не осознают, что мы живем в обществе, где зачастую царят предубеждения. Я не хочу, чтобы они боялись быть собой, я просто хочу, чтобы они обо всем знали, находились в безопасности и были счастливы".

Многие лесбиянки-подростки сбиваются в группы, которые могут помочь им защититься от гомофобии, издевательств в школе и от родителей, которые не желают их поддерживать. "Это все интернет", - говорит Лили, ей всего пятнадцать лет, но она уже считает себя ветераном Сохо. В сети у нее полно подруг, именно там она познакомилась с Эммой и группой старшеклассниц, с которыми теперь ошивается по клубам и занимается сексом.

О’Брайен с удовольствием вдохновляет гомосексуальных подростков вкусить ночной гей-жизни. "Это важная часть их развития", - говорит она. Но секс и клубная жизнь неразрывно связаны. Возможно, поэтому четырнадцатилетняя Джен из Солихалла оказалась единственной юной лесбиянкой из всех, с кем я разговаривала, которая заявила, что не готова к сексу: "Я бываю на лесбийских сайтах и общаюсь со всеми этими крутыми лесбиянками, но они живут в Лондоне или в Манчестере. Я никогда не попала бы в те клубы, в которые они ходят, даже если бы хотела. Мне восемнадцать точно не дашь".

Кажется, общественная жизнь Эммы и других частично является результатом того, что в двух шагах находится бесстыдно одержимый сексом и чрезвычайно доступный клуб. Может быть, Джен вела бы себя по-другому, если бы у нее тоже была возможность проводить воскресные вечера в гей-клубах, где так легко подцепить партнершу. Но как все эти юные девочки вообще попадают в клубы? Я спросила об этом Эмму. "Поддельное удостоверение личности", - объясняет она, одаривая меня взглядом, в котором ясно читается "Ты правда, что ли, такая тупая?" - этот взгляд так хорошо удается подросткам - "Ну, и правильный подход, конечно".

У тринадцатилетней Клэр из Лидса такой подход, безусловно, есть. Она только что открыто признала себя лесбиянкой и теперь долдонит об этом каждому встречному и поперечному. Клэр рассказывает: "Я занималась любовью с подругой, когда мне было одиннадцать. Я знаю, это слишком рано для секса, но мы были в школьном лагере, и, может быть, просто пробовали. С тех пор у меня было три девушки, но теперь, когда все знают, что я лесбиянка, думаю, это не предел!"

Нэвилл, телефонный консультант телефона доверия для детей и подростков, вовсе не уверен, что девушки, как Клэр, Эмма и ее друзья, так уж защищены в сексуальном плане. Он получал звонки от юных лесбиянок, которые говорили, что совершенно не удовлетворены своей сексуальной жизнью. "Мне звонила пятнадцатилетняя девочка и рассказывала, что ее подруга распускает слухи, что та в постели ничего из себя не представляет, - говорит Нэвилл. - Она была абсолютно опустошенной. Она была не в состоянии хоть как-то справиться с ситуацией".

Я не думаю, что Эмма когда-нибудь пожалеет о том, что открылась в юном возрасте, но ей придется трудно, когда многие из ее нынешних подруг-"лесбиянок" осознают, что им нравятся мальчики. "Я уже знаю, каково это", - признает Эмма. Она рассказывает мне, как ее последняя пассия, пятнадцатилетняя девушка, знакомая по интернету, отвела Эмму на музыкальный фестиваль, выкурила сигарету с марихуаной и вдруг поняла, что она натуралка. Но, будучи одной из немногих юных лесбиянок, кто, в водовороте подростковых экспериментов, уверен в своей сексуальной идентификации, Эмме придется привыкнуть к тому, что девушки то и дело будут вводить ее в заблуждение.

Несмотря на мое беспокойство, что Эмма слишком юна и слишком много себе позволяет – спит, с кем попало, когда она должна учиться, и строит с девушками мимолетные страстные отношения, которым суждено закончиться слезами, - я не могу не признать, что ей повезло. Ей никогда не придется ходить на неловкие свидания с неуклюжими половозрелыми юнцами. Не будет побега с последнего ряда в кино, после того как он попытается расстегнуть ей лифчик. Не будет страха, и Эмме не придется задаваться вопросом, правильно ли она поступает, не ведет ли себя странно, не сбита ли она с толку. Для нее это легкое счастливое путешествие - начиная с неловкой возни с подругой под пуховым одеялом, заканчивая покорением лесбийского клуба и такого секса, о котором я в ее возрасте только мечтала. Мне нужно некоторое время, чтобы привыкнуть к тому, что Эмме только пятнадцать лет, но она знает о музыке, моде и флирте больше меня. Зато когда дело дойдет до стрел первой любви, я еще многому смогу научить ее.

Лотта Джеффс, The Guardian, октябрь 2006 года,
перевод Донор Сердца, специально для Queerumir.ru.


*Сохо – район в центральной части Лондона, в котором сосредоточены бары, рестораны, пабы, бордели, а также клубы для гомосексуалов.
**Terrence Higgins Trust - ведущая британская благотворительная организация в области профилактики ВИЧ/СПИДа и сексуального здоровья