КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
82 минуты лета любви
http://www.queerumir.ru/articles/27/1/82-minuty-leta-ljubvi/Page1.html
Demars
Санкт-Петербург

Редактор Queerumir.ru, постоянный автор материалов и ведущий раздела "Новости"

demars@queerumir.ru
 
Автор: Demars
Опубликовано 19.09.05
 
Фильм Павла Павликовского "Мое лето любви" (My Summer of Love) собрал награды ровно того качества, которое необходимо для закрепления за фильмом статуса достойного независимого кино. И тема как раз подходящая: не очень запретная любовь на фоне очень заметного классового неравенства...

82 минуты лета любви

Фильм Павла Павликовского "Мое лето любви" (My Summer of Love) собрал награды ровно того качества, которое необходимо для закрепления за фильмом статуса достойного независимого кино. И тема как раз подходящая: не очень запретная любовь на фоне очень заметного классового неравенства. Западные зрители зачастую принимают Павликовского за выходца из России - имя-фамилия, по их мнению, располагают, к тому же он уже успел снять у себя русских Бодрова и Дину Корзун. Кроме этого, Мона, остервенело крутящая глобус в поисках места, куда бы они с Тасмин смогли убежать, первый раз попадает пальцем в Луксор, а второй - в Омск. Сомнительное везение. Павликовский экранизировал роман Хелен Кросс, но не включил в сценарий ни забастовки шахтеров, ни произошедшего убийства - присутствия двух юных девушек и перерожденного христианина ему показалось достаточно.

Принцип "Если очень хочется, то можно" в фильме развивается в "если не очень хочется, то тем более можно".

Не то чтобы этого - всего, что произошло потом - хотелось Тасмин (Эмили Блант), темноволосой светлоглазой красотке из обеспеченной семьи, которая поневоле притащилась на каникулы в английский Йоркшир. И уж тем более над этим не задумывалась Мона (Натали Пресс) - конопатая блондинка с некрасивым, но необыкновенно фактурным лицом, девочка без отца-без матери, живущая в этом самом Йоркшире все свои 16 лет, сестричка Фила (Пэдди Консидайн), самодеятельного мессии - он вернулся из тюрьмы, проперся по Иисусу , вылил в раковину содержимое бутылок из семейного бара "Лебедь" и устроил там молельный дом.

Но понеслось. Мона, медленно перебирая пятками, взбивает пыль из-под мопеда, у которого нет мотора - и это, кстати, ее устраивает. Тасмин там же появляется верхом на белой лошади. Понятно, кто сверху. Тасмин приглашает, Мона приходит. Развлечений у Моны нет. Только замшелый камень среди деревьев. Вода. У Тасмин развлечения есть - виолончель, лошадь, пластинки Эдит Пиаф, но этого ей мало. Еще хочется, например, рыдать над кончиной сестры - "умерла от аноркесии" - и высиживать около дома, в котором папашка, предположительно, коротает часы с секретаршей. Хочется целоваться. Все это проделывать одной скучно и неинтересно. И сюда с готовностью вписывается Мона - бьет стекла в отцовской машине, смотрит на фотографии сестры, надевает ее кофточки, танцует под Пиаф. Проникается. Смешно демонстрирует Тасмин, как трахалась с бойфрендом ("Как он это делал?" - "Обычно"), а та целует ее в пруду. Лето. Трава. Вода. Солнце. Жара.

Они будут вместе всегда - они обе так сказали. Но действительно верила в это, как водится, только одна.

Фил надрывно рвется к Иисусу. Фил хочет изгнать зло из долины. Фил волнуется за сестру. Фил собирает крест из шкафов. Фил ставит крест на горе.Фил хватает Тасмин за горло. Фил пинает Мону в живот. Фил гонит прочь сподвижников-христиан... Фил... Мона.. Тасмин... Каждый из них достоин отдельного фильма, но совсем не причудливое переплетение их жизни - пусть и краткое, всего одно лето - бьет протяжно и больно. Во все это веришь - особенно если учесть, что эти лица (за исключением Консидайна) ты раньше на экране не видел.

Фильм-рассказ. 82 минуты. Проглатываешь. Не успеваешь сообразить. Смотришь. Мона собирает свой чемодан, и идет к Тасмин - "Мы уедем отсюда". Наверху мама Тасмин тоже собирает чемодан - для Тасмин - "Я возвращаюсь в школу". Сэдди - сестра, которая и не думала умирать - "Пожалуйста, верните мне мою блузку". Подстава со всех сторон.

Впрочем, в 16 лет с этим легко справиться. Только невозможно не засунуть обманщицу под воду - давить, цепко держать за шею, смотреть, как бьются пузыри над лицом. А потом отпустить и уйти, и улыбаться, и слушать, как вслед несется: "Какого черта ты делаешь?! Сумасшедшая сука!"