КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
Двух полов недостаточно
http://www.queerumir.ru/articles/255/1/Dvuh-polov-nedostatochno/Page1.html
Переводы
Мы публикуем статьи из различных иностранных источников, которые, по мнению редакции, могут быть интересными для наших читетелей. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Статьи переводятся командой Queerumir.ru 
Автор: Переводы
Опубликовано 06.09.06
 
Энн Фаусто-Стерлинг. Попадет ли человек в категорию мужчин или женщин – будет иметь для него вполне конкретные последствия. До сих пор для многих женщин этим последствием является право голоса. Это означает и призыв в армию и то, как на тебе отразятся различные законы о семье и браке. Но оказывается, природа может предусмотреть более двух полов. Значит наши представления о мужественности и женственности не более чем культурные образы. В 1993 году я опубликовала скромное предложение заменить двуполую систему пятиполой. С тех пор интерсексуалы внезапно материализовались, как с помощью портала из Стар Трека...

В 1843 Леви Сайдам, 23-летний житель Салисбари, штат Коннектикут, обратился в городской совет с просьбой разрешить ему голосовать как члену партии вигов во время горячих местных выборов. Запрос вызвал бурю протестов от оппозиционной партии, по причине, которую редко можно встретить в анналах американской демократии: утверждалось, что Сайдам "больше женщина, чем мужчина" и потому (поскольку право голосовать имеют только мужчины) не может участвовать в выборах. Члены совета пригласили врача, доктора Уильяма Барри, для обследования Сайдама и разрешения вопроса. В конце концов, добрый доктор решил, что поскольку у пациента был фаллос и яички – это потенциальный избиратель-мужчина. Надо отметить, что заполучив Сайдама в ряды своих сторонников, партия вигов победила в тот год на выборах благодаря перевесу в один голос.

Несколько дней спустя, тем не менее, Барри обнаружил, что у Сайдама были регулярные менструации, и присутствовало вагинальное отверстие. У Сайдама были узкие плечи и широкие бедра – характеристики женского телосложения, но время от времени он чувствовал влечение к противоположному полу (под которым он подразумевал женщин). Более того, у него были "женские склонности, такие как тяга к ярким цветам, образцам ситца, их сравнению и складыванию, отвращение к физическому труду и неспособность им заниматься, на что многие обращали внимание". (Заметьте, что для доктора из 19 века нет никакой разницы между "полом" и "гендером". Для него тяга к лоскуткам ситца говорит столько же, что и физиология с анатомией). Потерял ли, в конце концов, Сайдам право голоса, история умалчивает. Независимо от этого, история показывает, насколько с точки зрения политики и культуры важно приписать человека к правильному "полу", а также какое смущение и растерянность испытывают люди, когда пол определить не так уж просто.

Европейская и американская культура глубоко предана идее о том, что возможно существование только двух полов. Наш язык не предлагает никаких альтернатив: когда я писала о Леви Сайдаме, я пыталась применять слова типа – он/а, ее/его, чтобы описать человека, который не мужчина и не женщина, или возможно, и то и другое сразу. Удобство языковых оборотов – это не просто блажь. Попадет ли человек в категорию мужчин или женщин – это будет иметь для него вполне конкретные последствия. Для Сайдама – и до сих пор для многих женщин – этим последствием было право голоса. Это означает призыв в армию и то, как на тебе отразятся различные законы о семье и браке. Во многих частях США, например, двое людей, отнесенных к категории мужчин, не могут иметь сексуальные отношения согласно действующим законам против содомии.

Но если государство и законодательство очень заинтересованы в том, чтобы существовало только два, четко разграниченных пола, наши биологические тела могут иметь на этот счет совсем другое мнение. Мужчина и женщина – это не две несовместимых категории, это два полюса одного целого биологического континуума, предполагающего самые разные особенности тел, включая такое тело как у Сайдама, которые могут совмещать признаки, считающиеся мужскими и женскими. Последствия теории о половом континууме огромны и не сводятся к биологии. Если природа может предусмотреть более двух полов, тогда наши представления о мужественности и женственности не более чем культурные образы. Новая концепция категории "пола" бросает вызов многим драгоценным аспектам европейской и американской социальной организации.

В самом деле, мы настаиваем на четком разделении мужского и женского с рождения, делаем двуполую систему частью каждого представления о человеческой жизни и считаем такой порядок врожденным и естественным. Сегодня за месяцы до того, как младенец покинет безопасную материнскую утробу, амниоцентез и ультразвук определяет пол плода. Родители на основе этого заранее выбирают цвет и дизайн для комнаты ребенка, спортивные обои (лучше синие) – для мальчика, цветочки (лучше розовые) – для девочки. Ученые уже разработали технологию, которая позволяет выбирать пол ребенка перед искусственным оплодотворением.
Более того, современные технологии хирургии используются для охраны бинарной двуполой системы. Сегодня дети, у которых сочетаются или отсутствуют анатомические признаки обоих полов (а это весьма распространенное явление), исчезают из поля зрения, потому что врачи тут же "исправляют" их хирургическим способом. В прошлом, однако культура признавала существование интерсексуалов (или гермафродитов, как их называли до недавнего времени).

Ересь гермафродитизма

В 1993 году я опубликовала скромное предложение заменить двуполую систему пятиполой. В добавление к мужчинам и женщинам я предложила принять категорию гермов (названных в честь "настоящих" гермафродитов), мермов (названных в честь мужского "псевдогермафродитизма"), и фермов (названных в честь женского "псевдогермафродитизма"). (У "настоящих" гермафродитов присутствуют и две пары гонад – яички и яичники. У "псевдогермафродитов" есть только яички или яичники, но вместе с анатомическими признаками другого пола).

Да, частично это было провокацией, но я проделала большую работу в подготовке материала, и был очень удивлена шумихой, которую вызвала статья. Христиане правого крыла каким-то образом совместили мою идею пяти полов с четвертой Всемирной конференцией женщин, которая прошла в Пекине при поддержке ООН два года назад. Очевидно, они решили, что это начал действовать какой-то глобальный заговор. "Это безумие", - гласил рекламный текст в New York Times, проплаченный Католической лигой религиозных и гражданских прав, - "слушать дискуссии о "пяти полах", когда любому нормальному человеку известны только два пола, каждый из которых предусмотрен природой".

Сексолог Джон Мони также пришел в ужас от моей статьи, правда, по совсем другой причине. В своем новом руководстве по консультированию семей с интерсексуальными детьми, он написал: "В 1970-х годах специалисты по воспитанию … решили стать "социальными конструкторами". Они считали все половые различия социальным конструктом, противопоставляя себя биологии и медицине. В случае врожденных дефектов половых органов, они определяли хирургическое вмешательство, а затем строили процесс воспитания таким образом, чтобы ребенок соответствовал социальным модулям мужчины или женщины... Один автор зашел так далеко, что предположил существование пяти полов … ".

В то же время те, кто сопротивляется нашим половым/гендерным системам, пришли в восторг от статьи. Автор научной фантастики Мелисса Скотт написала роман "Человек тени", в котором было описано девять сексуальных ориентаций и несколько полов, включая фемов (люди с хромосомами ХУ, но женскими гениталиями), гермов (люди с яичками и яичниками) и мемов (люди с хромосомами ХХ, но с аспектами мужских гениталий). Другие использовали теорию пяти полов, чтобы разрабатывать собственные мультигендерные теории.

Очевидно, я задела многих за живое. Сам факт, что многие люди решили использовать мое предложение, чтобы пересмотреть половую/гендерную систему, говорит о том, что ее изменение (и сопротивление этим изменениям) является актуальным. В самом деле, с 1993 года изменилось очень многое, и мне нравится думать, что моя статья могла послужить для кого-нибудь стимулом.

За это время интерсексуалы внезапно материализовались, как с помощью портала из Стар Трека. Появились политические организации интерсексуалов, которые лоббируют изменения в медицинской системе. В целом дебаты вокруг культурной концепции гендера начались с новой силой, и границу между мужественностью и женственностью стало труднее определить. Кто-то находит перемены пугающими, а кто-то – освобождающими.

Я, конечно, предана идее о том, что необходимо бросить вызов разделению на мужское/женское. Вместе с растущими организациями взрослых интерсексуалов, маленькими группами ученых, небольшими, но растущими кадрами медицинских работников. Я уверена, что медицинский подход к рождению интерсексуалов должен измениться. Во-первых, нужно отказаться от любых ненужных операций на детях (нужными я называю операции, необходимые для спасения жизни ребенка или сохранения его/ее здоровья). Во-вторых, врачи должны приписывать ребенку временный пол (мужской или женский) на основе научных данных о том, какая гендерная идентичность сформируется у ребенка с большей вероятностью (пенис и его размер могут идти к черту). В-третьих, медицинская команда должна предоставлять информацию и длительное консультирование как родителям, так и ребенку. Потому что, какими бы благими не были мотивы, методы 50-х годов по "коррекции" интерсексуальности до сих пор причинили больше вреда, чем пользы.

Энн Фаусто-Стерлинг, перевод [info]sadcrixivan
sadcrixivan.livejournal.com/18051.html