КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
Профиль: Клаус Воверайт
http://www.queerumir.ru/articles/245/1/Profil-Klaus-Voverajt/Page1.html
Переводы
Мы публикуем статьи из различных иностранных источников, которые, по мнению редакции, могут быть интересными для наших читетелей. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Статьи переводятся командой Queerumir.ru 
Автор: Переводы
Опубликовано 01.08.06
 
Если фортуна повернется лицом к 52-летнему политику, Германия получит главу государства с выдающейся биографией. Его, открытого гея, любителя вечеринок, однажды застали за тем, что он пил шампанское из красной туфли жены одного из послов. Город балансирует на грани финансового краха,  всерьез обсуждаются намерения выключить фонтаны, закрыть библиотеки и поднять плату за детские сады,  а Вови находит время, чтобы выступить с приветствием ежегодному конгрессу фетишистов...

Познакомьтесь с мэром Берлина – любителем шампанского и люрекса, который имеет виды на пост канцлера Германии.

Забудьте Адидас, Будвайзер и Макдональдс. Настоящим победителем футбольного кубка мира стал не корпоративный спонсор, не злодей Зепп Блаттер, даже не небритый галл-бомбардир. Им стал высокий круглолицый человек с мягкими руками, который спит и видит себя следующим социал-демократическим канцлером Германии.

Клаус Воверайт – бургомистр Берлина, и в этом качестве он был одним из главных зрителей на стадионе во время финального матча в столице Германии. На ВИП-трибуне, одетый в футболку цветов Германии, он показал себя перед сотнями тысяч болельщиков у Брандергургских ворот так, как будто они были избирателями. На самом деле, многие и есть избиратели, и Воверайт, для краткости - Вови, баллотируется на второй срок на пост бургомистра 17 сентября. Несмотря на то, что вверенный ему город находится на краю банкротства, он, похоже, в победе не сомневается.

О том, что произойдет потом, мне написали на салфетке в заведении "Nico's", любимом греческом ресторане Вови. "В 2007 Вови станет вторым человеком у социал-демократов, – нацарапал один из его друзей со времен членства в муниципальном совете. – В начале 2008 года он бросит вызов Курту Беку, лидеру социал-демократической партии. В конце года он будет официальным кандидатом на пост канцлера и составит конкуренцию Ангеле Меркель". Мой осведомитель кивнул в направлении пустого столика, за которым обычно сидят Вови и его бойфренд, нейрохирург Йорн Кубицки : "Если это произойдет, Европа умрет от потрясения".

Это уж точно. Если фортуна повернется лицом к 52-летнему политику, Германия получит главу государства с выдающейся биографией. Его, открытого гея, любителя вечеринок, однажды застали за тем, что он пил шампанское из красной туфли жены одного из послов. Город балансирует на грани финансового краха, всерьез обсуждаются намерения выключить фонтаны, закрыть библиотеки и поднять плату за детские сады, а Вови находит время, чтобы выступить с приветствием ежегодному конгрессу фетишистов, любителей резины и кожи. Он как-то заявил, что Берлин – открытый и толерантный город, поэтому теперь считает своей обязанностью приветствовать мужчин в вышитых масках и люрексе. Берлинцев это не очень-то убеждает, и они не особо покупаются на слоган Воверайта, гласящий, что город "бедный, но сексуальный". Похоже, что Воверайт позиционирует Берлин в качестве столицы декаданса, пытаясь сделать его привлекательным для туристов со всего мира, вместо того, чтобы решать его основные проблемы: сокращение числа школ, забастовки медиков и отчаянную нехватку промышленных инвестиций.

В этом месяце Вови представилась очередная возможность продолжить свою политику хлеба и зрелищ. 15 июля Парад Любви – возможно, самое вульгарное мероприятие в Европе – собрал в древнем сердце Пруссии около миллиона двухсот тысяч бездельников на ежегодный, подпитываемый экстази, праздник блуда под сенью каштанов в Тиергартен-парке. Это вряд ли повышает шансы Воверайта стать во главе Германии, но, тем не менее, о нем все чаще говорят, как о главной надежде социал-демократов. Отчасти это происходит из-за того, что конкуренция невелика.

Бек, нынешний лидер Социал-демократической партии Германии и премьер-министр земли Рейнланд-Пфальц – упрямый грубиян, не особенно стремящийся в открытую озвучить многочисленные проблемы партии. Его роль заключается в том, чтобы помогать христианским демократам Меркель проводить рыночные реформы и одновременно гасить протест, зреющий среди рядовых социал-демократов. НДС в следующем году взлетит, взносы в фонд социального и медицинского страхования - тоже. Настроение от этого у всех испортится, и доверие к Беку улетучится. И социал-демократы, не входящие в правительство, отдадут предпочтение политику, который симпатичен лично им. А это означает Вови.

Берлин часто становится платформой для построения карьеры национального масштаба. Христианский демократ, бургомистр Берлина Рихард фон Вайцзеккер стал президентом Германии. Социал-демократ, бургомистр Берлина Вилли Брандт стал канцлером. Брандт – пример для подражания Воверайта. Незаконнорожденный сын продавца, нелюбимый многими немцами за то, что во время войны воевал в Норвегии против нацистов, Брандт доказал, что можно достичь успеха, несмотря на неубедительную политическую биографию.

Эту простую истину подтверждают многие. Йошка Фишер, бросивший школу, ввязывавшийся в драки с полицией, стал уважаемым министром иностранных дел. Герхард Шредер развелся с третьей супругой аккурат накануне своего избрания. Даже Меркель, разведенная протестантка, отличилась. Воверайт же рассчитывает, что его откровенное признание своей гомосексуальности сделает из него в общественном сознании смелого человека. Уж конечно, ему пришлось собрать в кулак всю волю и храбрость, чтобы в 2001 году на заседании берлинского парламента встать и сказать: "Ich bin schwul, und das ist auch gut so" – "Я гей, и это хорошо". Это был определяющий момент для мальчишки из рабочего класса, которые долгие годы политической карьеры провел в чулане, для завсегдатая темных комнат и саун на приличном расстоянии от своего избирательного округа.

Клауса вырастила мать, которая работала в одной из берлинских прачечных. Младший из пяти детей, он единственный закончил университет. Над ним смеялись из-за того, что он не слишком-то усердствовал в спорте, а теперь он играет в гольф и ходит в модный спортзал. С восемнадцати лет политика заменила ему многие ритуалы семейной жизни. Он стал членом муниципального совета округа Темпельхоф и провел добрую часть этих пятнадцати лет, просиживая ночи напролет со стаканом в руке и изучая всевозможные политические махинации. Тогда-то он понял, что левая позиция – чрезвычайно гибкая концепция для Германии. Сейчас правительство Берлина представляет собой коалицию социал-демократов и Партии демократического социализма, преемницы коммунистов. Он ловко превратил этих крайних левых в домашних кошечек.

По крайней мере, в Берлине быть геем вовсе не означает политическую инвалидность, хотя многие политики-гомосексуалы и предпочитают играть роль закулисных подхалимов. Воверайта поддерживает два сообщества: команда округа Темпельхоф, которая здорово поднялась под его опекой, и интернет-ресурсы для людей с определенной сексуальной идентичностью.

Интересно, как в последние годы мэры европейских городов кучкуются вокруг вопроса гомосексуальности. Мэр Парижа Бертран Деланоэ – открытый гей, о Кене Ливингстоне (мэр Лондона – прим. пер.) зачастую говорят как о почетном гомосексуалисте, бургомистр Гамбурга Оле фон Бойст тоже голубоват. В то же время мэры Варшавы и Москвы открыто противостоят тому, что они называют "противоестественным". Политический момент всего этого – это то, что вопросы интеграции и защиты меньшинств должны быть решены сейчас в первую очередь и, самое главное, - на уровне совместного существования. Если веришь в открытое общество, то начинать надо именно с этого.

Воверайт может не стать канцлером только из-за того, что он сам гей и поддерживает геев: гомофобные предрассудки слишком глубоко укоренились в немецкой провинции. Однако события начинают развиваться в том направлении, которого придерживается он: внезапное возрождение современного, направленного на внешний мир немецкого патриотизма сделало возможным сформировать новый облик социал-демократа, который прославляет нацию, но в то же время призывает тех граждан Германии, которые не являются урожденными немцами, а также представителей других меньшинств чувствовать себя полноценной частью общества. Политика Герхарда Шредера и его правительства социал-демократов и зеленых, направленная на признание различных культур, подверглась резкому осуждению, особенно, после 11 сентября 2001 года: ее признали своего рода разрушительной для немецкой национальной идентичности. Но фестивальный настрой Кубка мира, похоже, сводит на нет это осуждение и анти-иммиграционную риторику прошедшего года.

Клаус Воверайт поймал новую волну. "Сегодня быть немцем означает быть во власти разнообразных, разнородных идентичностей. - утверждает один из Темпельховской бригады Вови, – Это продемонстрировал Кубок мира, и это доказывает преимущество такого человека, как Клаус. Он патриот, он берлинец, он отличный повар, он гей, он любитель вечеринок, он человек, принимающий решения - und das ist auch gut so".

Роджер Бойс, берлинский корреспондент The Times
Впервые опубликовано в New Statesman 24 июля 2006 года,
Перевод Катерины Марсовой, специально для Queerumir.ru