Предисловие Квирумира:
В Нью-Йорке опубликованы предварительные результаты исследования, направленного на выяснение количества вступивших в брак геев и лесбиянок в тех странах, где однополые браки легализованы. Как оказалось, в зависимости от страны, в брак предпочли вступить от 2 до 16% гомосексуалов. Исследование проводит Институт брака и государственной политики (The Institute for Marriage and Public Policy – iMapp), который официально выступает против однополых браков. Он предоставил данные из Нидерландов, Бельгии, Канады и штата Массачусетс. Из Испании данных нет, так как однополые браки легализованы там совсем недавно. При подсчете iMapp использовал национальные статистические данные, согласно которым гомосексуалов среди населения 1-2%. Также использовалась более "щедрая" цифра – 5% гомосексуалов среди населения. Поэтому по каждой стране указаны 2 возможных процентных соотношения. В Нидерландах количество вступивших в брак гомосексуалов составляет от 2 (если предположить, что среди населения 1-2% гомосексуалов) до 6% (если предположить, что среди населения 5% гомосексуалов) всех геев и лесбиянок страны, в Бельгии – от 2 до 5%, в Массачусетсе – от 5,9% до 16%. Сложнее всего оказалось получить данные из Канады, так как это единственная страна, где в однополый брак могут вступить не только граждане страны. Но кое-какие результаты есть: например, в провинции Британская Колумбия в брак вступили 14,3% гомосексуалов. Пока никаких выводов из этих цифр не сделано, так как ученые полагают, что явление еще недостаточно изучено. Однако, по их мнению, и сторонники, и противники однополых браков могут использовать результаты исследования для последующих дискуссий. Именно это и произошло сразу после опубликования отчета. Консерваторы заявили, что, раз так мало геев и лесбиянок вступает в брак, он, на самом деле, им не нужен. Гомосексуалы же высказали свою точку зрения на результаты исследования. Предлагаем вашему вниманию статью Пола Варнела.


Институт брака и государственной политики, учреждение, выступающее против однополых браков и возглавляемое полемисткой-консерватором Мэгги Галлахер, недавно опубликовал отчет об исследовании, целью которого было обозначить количество геев и лесбиянок, которые бы вступили в брак, если бы однополые браки были легализованы.

Для этого исследователи использовали количество однополых пар, вступивших в брак там, где это разрешено – в Нидерландах, Бельгии, Канаде и штате Массачусетс. Потом был подсчитан процент гомосексуального населения, исходя из того, что он, по разным оценкам, составляет от 1,1 до 5%.

Ученые пришли к выводу, что в Бельгии вступили в брак от 1,9 до 4,7% геев и лесбиянок, в Массачусетсе – от 5,9 до 16,7%, в Голландии – от 2,6 до 6,3%. Данные из Канады разнятся в зависимости от провинции, так как однополые браки там были легализованы в разное время.

Но, как всегда бывает с консервативными "исследованиями гомосексуалов", и в этом случае существуют проблемы и с цифрами, и с их анализом.

Прежде всего, любое исследование, которое основывается на утверждении, что геи и лесбиянки составляют только 1 или 2% населения, - интеллектуально поверхностно.

Во-вторых, однополые браки легализованы совсем недавно – 5 лет в Нидерландах, 3 года в Бельгии, 2 года в Массачусетсе и от года до трех в Канаде. Вряд ли этого срока достаточно, чтобы делать выводы о том, сколько бы гомосексуалов вступили в брак, встреть они мужчину или женщину, с которыми хотели бы официально связать свою жизнь. Возможно, некоторые геи даже и не искали такого человека, потому что у них все равно не было возможности официально оформить свои отношения. И когда такая возможность появляется, в голове, в мозгах происходят изменения касательно того, как встречаться и как развивать отношения. Но для того, чтобы принять эти изменения и действовать в соответствии с ними, нужно время. Некоторые пары, живущие вместе долгое время, могут решить, что они не хотят ничего менять, они чувствуют себя комфортно в сложившейся ситуации, когда жизнь уже налажена, и не чувствуют необходимости официально оформлять отношения. Лучшим свидетельством тому, что гомосексуалы хотят вступать в брак, будет поведение на протяжении следующих 15-20 лет тех геев и лесбиянок, которые сейчас еще только взрослеют, учитывая то, что для них возможность вступить в брак существует с самого начала.

В-третьих, и в Европе, и в Америке гомосексуалам брак дает куда меньше прав, чем гетеросексуалам. Например, в США главные юридические и экономические привилегии женатым людям дают федеральные законы – наследуемая социальная страховка, ветеранские льготы, иммиграционные права партнера, налоговые льготы и т.д. "Лучшим свидетельством тому, что гомосексуалы хотят вступать в брак, будет поведение на протяжении следующих 15-20 лет тех геев и лесбиянок, которые сейчас еще только взрослеют". Это не относится к гей-парам из Массачусетса, так что притворяться, что однополый и разнополый брак дает одинаковые преимущества, - нечестно.

В большинстве европейских стран, где легализованы однополые браки, геям не разрешается или не разрешалось до последнего времени усыновлять детей. А ведь совместное рождение или усыновление ребенка– это одно из сильнейших побудительных мотивов для заключения брака. "Совместный проект" по воспитанию ребенка, похоже, укрепляет отношения, как ничто другое, и усиливает привлекательность брака. И, тем не менее, этой возможности, этого стимула у европейских геев не было. Доказательством вышесказанному могут стать данные из Скандинавии, согласно которым, первый ребенок у большинства гетеросексуальных пар рождается вне брака, и только после рождения ребенка родители официально оформляют свои отношения.

В-четвертых (хотя это и очевидно), одной из главных причин для заключения гетеросексуального брака является давление со стороны родителей и родственников. Они настаивают на том, чтобы дети "расписались", "оформили отношения". Неженатые гетеросексуальные партнеры испытывают изрядный прессинг такого рода. А много ли родителей или родственников геев и лесбиянок заставляют их вступить в однополый брак? Большинство религиозных и социально-консервативных родителей едва терпят гомосексуальность, поэтому вряд ли они будут настаивать, чтобы их сын или дочь оформили отношения. Многие гомосексуалы вступают в брак вопреки желанию своих семей, а не благодаря ему.

В-пятых, подавляющее большинство гетеросексуалов – открытые гетеросексуалы. Но многие геи и лесбиянки "прячутся в чулане" - в самом широком смысле этого слова. Значительно меньше половины, едва ли четверть всех гомосексуалов живут открыто для всех и каждого, так что большинство геев и лесбиянок не в том положении, чтобы сделать такое публичное выступление, как заключение брака.

И, наконец, не забывайте, что некоторым гомосексуалам в брак вступать запрещено. Геи и лесбиянки в американских вооруженных силах  не могут вступить в брак. Большинство протестантских деноминаций не потерпят среди духовенства женатого гея-священника. А вот гетеросексуалы в подобной ситуации могут преспокойно жениться, что они и делают в больших количествах.

Так можно ли сравнивать однополые и разнополые браки? Конечно же, нет.

Пол Варнелл, Chicago Free Press, 10 мая 2006 г.
Перевод Владимира Самойлова, специально для Queerumir, 23 мая 2006 г.