КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
Снова одна
http://www.queerumir.ru/articles/199/1/Snova-odna/Page1.html
Другие авторы
 
Автор: Другие авторы
Опубликовано 16.05.06
 
Клэр Саммерскилл в переводе Катерины Марсовой. Еще одна ночь - и я избавлюсь от  этой  не на шутку взбудораженной толпы баб,  большая часть которой – натуралки, считающие, что это реально круто – избавиться  от своих мужей на целых два дня в году. Я дремала в маленькой палатке, снилось мне мясо и матрасы, и вдруг меня разбудила женщина. Она сказала, что ее зовут Таня, а потом, не спросившись, улеглась рядом со мной. Сначала я решила, что она переборщила с таблетками, потому что глаза у нее были безумноватые. Хотя, скорей, о передозе говорило то, что она была абсолютно голая.

Клэр Саммерскилл – английская комедийная актриса, открытая лесбиянка, занятая, в основном, в stand-up comedy. Она много выступает перед гей-аудиторией, пишет скетчи для радио BBC, выпустила два альбома со своими песнями. Ее брат-близнец Бен Саммерскилл – директор лондонского отделения Stonewall.


Я бы не стала категорично утверждать, что Сьюзен увлекалась садо-мазо, но правда в том, что однажды она привязала меня к спинке кровати… и оставила так, а сама отправилась на свидание c новой девушкой. Мы расстались вполне по-дружески, если учесть все, что произошло. Я получила компьютер… Она забрала принтер. Пора снова было искать свою половину.

Тогда-то я и встретила Фил. Фил была сногсшибательна. Это была моя первая подружка-лесбиянка, увидев которую женщины замирали и не могли оторвать глаз. Фил была доброй, щедрой, милой, забавной, сексуальной и еще она была патологически неверной… После четырех романов, которые она закрутила, пока была со мной, – или, по крайней мере, после ее четырех романов, о которых я знала, - я наконец неуверенно сообщила ей, что, если уж она дошла до того, что приперлась сюда со своей последней шлюхой, мне ничего не остается, как прекратить наши отношения.

После этого судьбоносного разговора, который, по моим расчетам, заставит ее вновь броситься мне на шею, я Фил больше не видела. Несколько недель прошли, как в аду… Долгие, нескончаемые дни депрессняка и одиночества, когда компанию мне составляли только актеры из сериалов.

В те ужасные дни к вечеру я напивалась в дрова, просыпалась на следующий день где-то после обеда, и, едва очухавшись, жалобно взглядывала на автоответчик – не оставил ли мне кто-нибудь любовное послание, пока я валялась в несознанке. Я прямо возненавидела этот чертов потухший индикатор.

Как выяснилось, Фил бросила меня ради "бисексуальной" женщины, которая днем работала в салоне красоты, а вечером училась на бизнес-курсах. Неужели можно так низко пасть? И через два месяца она мне наконец позвонила, чтобы сказать, что Мисс Лучшая Двустволка решила, что ее насильно соблазнили, совратили и теперь она возвращается назад к мужчинам.

Я и подумать не могла, что все может обстоять еще хуже, чем оно есть, но тут Фил проинформировала меня, что, хотя она снова одна и жить ей негде, ко мне она возвращаться не желает.

Я пыталась мыслить позитивно. Может быть, на самом деле все не так плохо, как кажется, возможно, если я настроюсь на положительный лад…

Я пыталась вспомнить, что мой психотерапевт объяснял мне насчет стакана воды, как на него следует смотреть, но вместо этого мой мозг начал подсчитывать, сколько можно заработать в неделю, если в час платят 35 фунтов…

Я заставила себя вернуться к предмету размышлений. Итак. Итак, вот она я, Одинокая Лесбиянка в Лондоне. И как же мне снова начать встречаться с другими женщинами? "Я ведь могу ни с кем и не знакомиться, мне просто нужно расширить круг общения", - пыталась я убедить себя, моего кота и одну очень милую женщину с шотландским акцентом, на которую иногда я попадала, когда звонила по телефону доверия для геев и лесбиянок.

В какой-то жуткий момент я даже решила дать объявление в журнал Pink, но оставила эту затею при мысли о том, что кто-нибудь может меня вычислить.

Так что вместо этого я отважилась окунуть метафорический палец в водоем общественного безумия под названием "Социальная группа поддержки лесбиянок Брикстонхилла".

Во вторник я провела сорок пять минут в пивнушке, сидя вокруг стола в компании еще четырех печальных, доведенных до отчаяния лесбиянок. Заседание это вела женщина по имени Шарлотта. Не знаю, кстати, почему именно она, - коммуникабельности ей по натуре явно не хватало. Она промычала мне "привет" и больше за весь вечер не сказала ни слова. Две другие участницы – они были пара – Сандра и Сью. Бучеватая Сандра напрямик заявила мне, что они ищут знакомства с женщиной, чтобы устроить секс втроем. Они мне задавали вопросы типа "А ты была в Кэнди-баре*?" и "Тебе нравится kd lang? Нам - да".

Еще там была немка. Звали ее Ингрид, и на носу у нее были довольно страшные прямоугольные очки. Она мне рассказывала, что немецкая марка стабильнее фунта и что она знает еще четыре языка. Наверняка, с ней было бы также скучно, говори она на любом из них…

Я еще немножко посидела из вежливости, а потом воскликнула, что забыла выключить кастрюлю на плите, так что мне нужно срочно бежать. Выскочив на улицу, я внезапно поняла одну важную вещь – она мне ударила в голову сильнее, чем холодный ночной воздух: вовсе не всегда лучше попробовать и потом пожалеть, чем вовсе не пробовать.

Идеи почти выдохлись. И тут я наткнулась на "альтернативный" способ знакомства с женщинами. Он нарисовался в виде брошюрки, которую я подобрала, когда ходила к гомеопату. В ней говорилось о фантастическом женском уик-энде в Уэльсе. Прочла внимательно. "Вы пребываете в мире со своим внутренним "я"? Вы чувствуете связь с источником вашей креативности? Вы стремитесь к тесной связи со стихиями?"

Честно говоря, ответов на эти вопросы я не знала, но был еще один, которого я в брошюре не нашла: "Вы чувствуете, что уже не можете придумать, как бы с кем-нибудь познакомиться?" В ответ я завопила: "Да!!!"

Так я отправилась в священное место, на север Уэльса, разгадывать тайны душевного и духовного исцеления. Слушать тишину, летать с орлами, познавать расположение звезд, силу трав и душу растений, а также прилагать все усилия моих новоявленных, пронизанных шаманизмом тела и души, чтобы хоть разочек потрахаться…

Естественно, как только я приехала, начался проливной дождь. Организаторы уик-энда планировали создать волшебный настрой, угнездив палатки на склоне горы, но из-за ливня по склону лился поток грязи и камней, так что мы просто беспомощно стояли и глазели, как весь палаточный городок сползает к озеру. Ища спасения, мы, напялив на головы полиэтиленовые пакеты, побежали к главному корпусу, а потом весь вечер сушили одежду на батарее. В воскресенье палатки по непонятной причине стояли на прежних местах, хотя, похоже, ливень собирался хуже прежнего. Я решила, что мне нужно чем-то заняться, поэтому я отправилась туда, где делали ручные барабаны, но, когда пришло время пить ромашковый чай, мне стало понятно, что, если работникам социальной службы случится пройти мимо, они решат, что я единственная, кто пытается сбежать из-под надзора.

Еще одна ночь - и я избавлюсь от этой не на шутку взбудораженной толпы баб, большая часть которой – натуралки, считающие, что это реально круто – избавиться от своих мужей на целых два дня в году. Я дремала в маленькой палатке, снилось мне мясо и матрасы, и вдруг меня разбудила женщина. Она сказала, что ее зовут Таня, а потом, не спросившись, улеглась рядом со мной. Сначала я решила, что она переборщила с таблетками, потому что глаза у нее были безумноватые. Хотя, скорей, о передозе говорило то, что она была абсолютно голая.

Она наклонилась ко мне, покачивая прямо перед моим носом огромными грудями, и даже если бы сил и стойкости во мне было во сто крат больше, я бы все равно расстроилась, услышав, как она говорит, что сейчас очень важный момент с точки зрения астрологии, а поэтому не пошла бы я вон из палатки разделить с ней эти чудесатые чудеса.

Я как можно вежливее ответила Тане, что спасибо, нет, мне правда нужно поспать. Но она разрыдалась и между всхлипываниями сообщила мне, что, поскольку в семье она была приемным ребенком, отказы принимает слишком близко к сердцу и вообще страшно нуждается в любви. Потом схватила мою руку и засунула ее себе между ног, сказав, что всегда мечтала о Лесбийском опыте, так что, может, я удовлетворю ее любопытство.

Я уже порядком устала встревать в конфликтные ситуации, хотя, по чистой случайности, очередной тренинг именно по этому предмету состоялся накануне, так что я решила, что чем быстрее уступлю, тем быстрее мне удастся заснуть.

В общем, я произвела с ней необходимые манипуляции, при этом не сказать, чтобы я не опасалась, что вся репутация моих Сестер-Лесбиянок находится под угрозой. Но громкие стенания, которые она исторгала, убедили меня в том, что я не ударила в грязь лицом. Потом она свалилась и крепко заснула на моем надувном матраце, натянула на себя мой спальный мешок, громко храпела, а я остаток ночи провела на тонком днище палатки.

На следующий день я чувствовала себя мертвой. Никогда в жизни у меня не было приключения на одну ночь, и утром, глядя на Таню поверх миски с мюсли, я понимала, что- неважно, политкорректно это или нет - при свете дня я до этой женщины и багром бы не дотронулась.

Она сказала мне, что пришлет открытку из Канады, куда она ехала, чтоб посмотреть китов и медведей, и я пожелала ей всего наилучшего. Когда мы прощались, я просто молилась, чтобы Таня никогда снова не проявлялась.

В свою лондонскую квартиру я вернулась без сил. Проверила автоответчик, там было одно сообщение. Мне сто лет никто сообщений не оставлял. Сердце екнуло.

Может быть, Фил передумала. Может быть, она скучала, пока меня не было, а мое внезапное отсутствие заставило ее взревновать. Может быть, я, так и быть, соглашусь, чтобы она вернулась, а как-нибудь вечером случайно обмолвлюсь, что не одна она разливала семя, что недавно моя жизнь тоже была расцвечена короткой, но выразительной связью с необузданной женщиной на горе. Я задержала дыхание и нажала кнопку автоответчика.

"Привет. Это Сандра. В смысле, Сандра и Сью".

Сердце упало. Но я тут же сказала себе, что если это единственное предложение, которое поступило от настоящей Лесбиянки – в смысле, от настоящих Лесбиянок, - тогда, возможно, стоит перестать так нервничать, и просто надо его принять. Дальше говорилось:

"Мы только хотели узнать, нет ли у тебя телефона Ингрид, потому что мы подумали, что нужно нам с ней встретиться – получше встретиться – ну, ты понимаешь, о чем мы. Позвони нам, когда получишь это сообщение. Пока".

Перевод Катерины Марсовой ©, специально для Queerumir.ru, май  2006 г.
Diva book of short stories, Edited by Helen Sandler, Diva Books, 2000


*Candy Bar – первый в Лондоне стрип-бар для лесбиянок