Суды ограничивают право на использование ЭКО*

Для Натали Эванс это был последний шанс стать матерью своего собственного ребенка. После диагностики предраковых опухолей в обоих яичниках в 2000 году Натали пришлось их удалить. Но до операции несколько ее здоровых яйцеклеток были взяты для экстракорпорального оплодотворения спермой ее партнера. Были получены и сохранены около полудюжины эмбрионов. Шесть месяцев спустя, когда пара рассталась, партнер Натали попросил уничтожить эти эмбрионы. Однако Эванс, заявляя о своем фундаментальном праве на семью, потребовала разрешения  их использовать. После четырехлетних юридических баталий на прошлой неделе Европейский Суд по правам человека принял решение не в пользу Натали Эванс.

Должно ли быть право на потомство, даже если одна из сторон отозвала свое согласие? Или наоборот должно быть абсолютное право не иметь потомства?  Суды и правительства пытаются разрешить эти вопросы, в то время как на западе увеличивается количество случаев бесплодия, а вместе с ними начинает чаще использоваться ЭКО. За последние 15 лет в Британии было получено методом  ЭКО более двух миллионов эмбрионов; большая часть из них не была востребована.

По британскому закону об оплодотворении и эмбриологии от 1990 года любая из сторон имеет право отозвать свое согласие на процедуру ЭКО вплоть до момента имплантации эмбриона в матку матери. По этому закону также должно всегда учитываться будущее благополучие ребенка, включая "необходимость отца". Но, осознавая горечь таких женщин, как Эванс, правительство решило пересмотреть закон, особенно обращая внимание на вопрос, должен ли закон требовать отзыв согласия обоих партнеров, прежде чем окончательно уничтожать зародышевый материал. Предложения правительства будут опубликованы "в свое время".

По столь серьезному вопросу  пока не существует международного согласия. В Европе большинство стран следует путем Великобритании, разрешая любой из сторон отозвать свое разрешение на использование зародышевого материала на любой стадии вплоть до момента имплантации. Но в Венгрии женщина имеет право следовать процедуре ЭКО даже вопреки возражениям партнера. В Австрии, Италии и Эстонии согласие мужчины может быть отменено только до оплодотворения яйцеклетки. А в Испании мужчина может отозвать свое разрешение на процедуру только если он состоит в браке и живет вместе с женщиной.
В США ЭКО никак не регулируется на федеральном уровне, и только несколько штатов приняли законы, определяющие судьбу зародышевого материала в случае расставания пары или смерти. Поэтому эти вопросы часто оставлены на усмотрение судов, решения которых бывают противоречивыми**.

В часто цитируемом решении  Верховный суд штата Теннеси в 1992 году постановил, что "в обычных ситуациях  сторона, не желающая потомства, должна превалировать", но только если другая сторона имеет "разумную возможность стать родителем другим способом, чем использование зародышевого материала". Но Европейский Суд принял другое решение. Во время суда  Натали Эванс настаивала, что женщина, проходящая процедуру ЭКО, должна иметь тот же абсолютный контроль над своим плодом, как и женщина, зачавшая без медицинской помощи. Однако государство аргументировало, что моментом зачатия является имплантация эмбриона, а не создание его в пробирке.

The Economist ©, 11 марта 2006 г.,
Перевод Ольги Кузнецовой специально для queerumir.ru


Комментарий Квирумира:
* ЭКО (IVF – in vitro fertilization) - экстракорпоральное оплодотворение (оплодотворение вне организма, т.е. в лабораторных условиях или попросту в пробирке) включает забор половых клеток у женщины, оплодотворение их спермой мужа или партнера, лабораторное наблюдение за развитием эмбриона на ранних этапах развития с последующим переносом полученных эмбрионов (зародышей) в полость матки. Первый ребенок после лечения бесплодия методом ЭКО родился в Англии в 1978 году. В настоящее время, благодаря этому методу, в мире ежегодно рождаются тысячи детей.

** В России вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ),  в том числе и ЭКО, регулируются Основами законодательства об охране здоровья граждан (статья 35), Семейным кодексом (статьи 51 и 52), и Приказом Министерства здравоохранения РФ N 67 от 26.02.2003 "О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия" (зарегистрирован в Минюсте 24.04.2003 N 4452). Российское законодательство в основном исходит из соображений, что методами ВРТ может воспользоваться либо пара состоящая в браке, либо одинокая женщина. Не рассматриваются случаи пар, не состоящих в браке. На использование методов ВРТ супружеской парой закон требует письменного согласия обоих супругов. При этом не важно, являются ли оба супруга (или один из них) генетическими родителями или нет. Они в любой ситуации записываются родителями рожденного ребенка в обычном порядке, а также обязуются не устанавливать личность донора. Донор также не имеет права устанавливать ни личность реципиентки, ни ребенка, родившегося в результате использования его донорского материала (спермы, ооцитов). Порядок отзыва согласия не регулируется. В законодательстве не прописаны четко права  участников ВРТ, в том числе четко не регламентированы все вопросы, связанные с использованием биоматериала (например, крайне сложный вопрос – дальнейшая судьба невостребованных пациентами спермы, эмбрионов, ооцитов, подвергшихся криоконсервации).