Появится ли больше гомосексуалов, если разрешат однополые браки? Для многих противников легализации гей-брака перспектива того, что это приведет к увеличению количества гомосексуалов, является веской (хотя и не всегда называемой вслух) причиной для противодействия легализации. А бояться им нечего: разрешение однополых браков не приведет к подобному эффекту, хотя, возможно, покажется, что гомосексуалов стало больше. Но даже если бы однополые браки на самом деле увеличили количество геев и лесбиянок, то сам по себе этот факт не может быть основанием для того, чтобы выступать против.

Скорее всего, легализация однополых браков повлияет на общественное мнение о гомосексуальности. Общество увидит, что гомосексуалы любят друг друга, находятся в стабильных, долгосрочных отношениях. И эти отношения будут признаны, потому что закон обеспечит им это признание: та же защита, те же права и привилегии, что и у гетеросексуальных пар. Эти отношения будут называться браком - и на языке закона, и на языке культуры. Возникнет "язык ритуала", на котором об однополых отношениях будут говорить точно так же, как и о гетеросексуальных. Однополые супруги перестанут быть "партнерами", они станут супругами - мужьями и женами. У них будут помолвки, свадьбы, медовые месяцы. Эти слова впервые будут сказаны без кивков и подмигиваний, безо всякого преувеличения.

И можно ожидать, что еще через некоторое время однополые браки смогут в общем снизить неприятие гомосексуальности. Они смягчат ту стигму, которую гомосексуальность накладывает на человека.

Всё это не единственная - и даже не первая - причина для того, чтобы поддерживать однополые браки. Их нужно поддерживать для того, чтобы:

- поощрить долгосрочные отношения между гомосексуалами;
- уменьшить социальные и индивидуальные проблемы, которые, как считается, испытывают люди, не состоящие в браке;
- защитить существующие однополые пары от юридической и социальной несправедливости, и для того, чтобы поддерживать детей, растущих в однополых семьях.

Вполне понятно, что благоприятным последствием признания однополых браков станет уменьшение ненависти к гомосексуалам.

И также понятно, что для некоторых позитивный побочный продукт легализации несет в себе значительный риск. Однополый брак станет, в своем роде, субсидией на гомосексуальность. А ведь все знают, что если субсидировать что-либо, то получаешь больше того, что субсидируешь. Точно также стигма входит в издержки гомосексуальности. Снижаешь издержки - получаешь больший спрос. Иными словами, больше гомосексуалов.

Все, что мы узнали в прошедшие полвека о сексуальной ориентации, опровергает это простое логическое заключение. Как выяснилось, человек не может ни выбирать, ни изменить свою сексуальную ориентацию. Биологически ли она определяется, генетически ли, или просто закладывается в самом юном возрасте, сексуальная ориентация не зависит от общественного влияния, которое стремится направить геев и лесбиянок иным путем. Все попытки "вылечить" и "переделать" гомосексуалов имеют долгую историю поражений, и никому не удалось достичь успеха на этом поприще.

Более того, не существует свидетельств о существововании "колеблющихся", людей, чья сексуальная ориентация лежит ровно на границе между гомосексуальностью и гетеросексульностью, и которые движутся в том или ином направлении, в зависимости от личных или общественных предпочтений. Гомосексуалов нельзя сотворить путем совращения, вербовки или пропаганды.

По словам юриста, федерального судьи Ричарда Поснера, гомосексуальность чаще проявляется в толерантном, а не в репрессивном обществе". Однако нет свидетельств о том, что относительное приятие гомосексуальности в Нидерландах и Бельгии (обе эти страны разрешили однополые браки) вызвало увеличение количества гомосексуалов.

Таким образом, легализация однополых браков не увеличивает количество гомосексуалов, просто гомосексуалы становятся более счастливыми. Разве это плохо?

Однополый брак не только уменьшит стигму гомосексуальности, он также увеличит количество тех гомосексуалов, которые могут честно и открыто сказать об их собственной сексуальной ориентации. И тем "дешевле" им это обойдется - такие вещи, как потеря работы, разрыв с родственниками и друзьями, риск морального и физического насилия, будут меньше им угрожать. Поэтому после признания однополых браков может показаться, что гомосексуалов стало больше.

Но может быть, если легализация гей-браков не увеличит количества гомосексуалов, она увеличит их сексуальную активность? Опять же, это заставит многих выступить против.

Действительно ли после легализации сексуальная активность геев и лесбиянок увеличится? Трудно сказать. С одной стороны, можно предположить, что с уменьшением стигмы возникнет больше гомосексуальных экспериментов - даже в более юном возрасте - со стороны гомосексуалов, а то и гетеросексуалов.

С другой стороны, легализация однополых браков может уменьшить гомосексуальную активность. Как я уже говорил, однополый брак не станет субсидией на гомосексуальность, потому что сексуальная ориентация невосприимчива к системе поощрений и наказаний. Но однополый брак может стать субсидией на однополую моногамность. И каждый знает, что если субсидировать что-либо, то увеличиваешь количество того, что субсидируешь.

Поэтому глобальный эффект однополых браков не выразится ни в тотальном росте, ни в тотальном упадке сексуальной активности гомосексуалов.

Вся эта дискуссия основывается на предположении о том, что гомосексуальность - это плохо. Иначе не стоило бы бояться того, что возрастет количество гомосексуалов или их сексуальная активность.

Единственное, на чем основано мнение, что гомосексуальность – зло, это религиозные соображения. Как бы противники однополых браков ни пытались это отрицать, именно на религии они основывают свою позицию.

Дэйл Карпентер © "Bay Area Reporter".
перевод Катерины Марсовой ©, специально для Queerumir.ru, май 2005 г.