КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
Церковь против гей-парада: кондуктор, нажми на тормоза
http://www.queerumir.ru/articles/161/1/TSerkov-protiv-gej-parada-konduktor-nazhmi-na-tormoza/Page1.html
Редакция Квирумира
editors@queerumir.ru

Анастасия Вихрова - me@vdova.net
Demars  - demars@queerumir.ru
Ольга Кузнецова - seagull@queerumir.ru 
Автор: Редакция Квирумира
Опубликовано 21.02.06
 
В сложившейся ситуации  (арабские выступления во Франции, карикатурный скандал, беспрерывно муссирующаяся тема исламского экстремизма) тот кукиш, который дружно показали  поддержавшие геев журналисты, оказался адресован не   столько гомофобам, сколько воинствующим исламистам. «Хоть и геи, но наши. Не трожь». А потом еще неизвестно, что хуже – гомосексуалы  на всеобщем обозрении или диктующие свою волю религиозные фанатики. Геи по Москве пройдут и уйдут, а вот на что в следующий раз попытается наложить лапу церковь, которая, вроде как, отделена от государства?..

Когда Николай Алексеев в августе прошлого года объявил о будущем гей-параде, подумалось: для PR-кампании очень рано. Срок информационной новизны в России в лучшем случае два-три месяца. Вспомните президентские выборы - никто не начинает раскручивать кандидата за 10 месяцев. Не хватит информационных поводов, само событие приестся, а люди поговорят, поговорят, да и забудут.

Так, в принципе, и случилось. Но  за три месяца до планируемой даты гей-парад опять вознесся на вершину информационного хит-парада, и не только среди геев и лесбиянок. Скандал начался 14 февраля с легкой руки верховного муфтия Центрального духовного управления мусульман России Талгата Таджуддина. В интервью информационному агентству "Интерфакс" он  заявил, что у сексуальных меньшинств не может быть никаких прав, ибо гомосексуальность – есть "преступление против Бога",  призвал мусульман, православных и всех "нормальных" людей  "лупить" участников гей-парада, а также пригрозил массовыми протестами мусульман "хлеще, чем  те, что происходят за границей по поводу скандальных карикатур".

Призыв к насилию всколыхнул общественность. Высказывания верховного муфтия были освещены во многих электронных СМИ, стали темой нескольких передач радиостанции "Эхо Москвы", в поддержку геев выступили известные журналисты: Матвей Ганапольский,  Станислав Кучер, Леонид Млечин, Евгений Киселев, Наталья Геворкян и Виктор Шендерович. О событии даже написали зарубежные СМИ.

Талгат Таджуддин известен своими радикальными выступлениями – в начале войны с Ираком он объявлял Америке джихад и предлагал похищать американцев и англичан, требуя потом за них денежный выкуп. Но тогдa совет муфтиев не замедлил осудить  высказывания Таджуддина. Сейчас же совет хранит упорное молчание, хотя, например, в эфире канала "Эхо Москвы" муфтий Оренбургской области Исмагил-Хазрат Шангареев и муфтий Азиатской части России Нафигулла Аширов не поддержали призывов к противозаконным действиям.

С какого перепугу именно сейчас башкирский муфтий набросился на гей-парад, проведение которого находится под серьезным вопросом? Вопрос, конечно, интересный. Бурный скандал с датскими карикатурами, и неожиданно осуждающая реакция со стороны многих правительств на абсолютно законные действия журналистов создали прецедент – оказывается, погромами и радикальными выступлениями, можно добиться того, что светское государство готово прогнуться и временно закрыть глаза на законодательно прописанные свободы своих граждан. А именно - свободу слова, в угоду религиозным чувствам. Не удивительно, что российские радикальные религиозные организации встрепенулись – если им можно, то и нам надо попробовать. Вдруг на этой волне получится усилить свое влияние в обществе? Необходим лишь повод.

Муфтий схитрил и выбрал легкий путь: попытавшись использовать обострившееся противостояние Востока и Запада (читай, ислама и христианства), он выбрал цель, как ему показалось, самую незащищенную и безответную -  слегка активизировавшихся геев. Слишком многие не хотят себя "запятнать" защитой гомосекуалов.  Но он, безусловно, не мог предвидеть того, что его слова окажутся организаторам парада на руку. Тот широкий резонанс,  который они вызвали, во многом обусловлены самим фигурантом. В сложившейся ситуации  (арабские выступления во Франции, карикатурный скандал, беспрерывно муссирующаяся тема исламского экстремизма) тот кукиш, который дружно показали  поддержавшие геев журналисты, оказался адресован не   столько гомофобам, сколько воинствующим исламистам. "Хоть и геи, но наши. Не трожь", - примерно так. С большой степенью уверенности можно утверждать, что призови к насилию первым православный священник, его осуждали бы меньше.

Впрочем, священники других конфессий не замедлили высказаться, хотя и более умеренно: слова муфтия вызвали цепную реакцию. Главный раввин России Берл Лазар заявил, что гей-парад в Москве нанесет удар по состоянию нравственности, и что пропаганда "сексуальных извращений" не имеет права на существование, и опять упомянул  карикатуры. Русская православная церковь тоже посчитала проведение парада недопустимым: секретарь Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата по связям Церкви и общества священник Михаил Дудко высказался, что они просто обязаны выступить против, так как "парад - это пропаганда, поэтизация греха, попытка сделать его привлекательным". Руководитель российских пятидесятников епископ Сергей Ряховский  пообещал вывести на улицы Москвы около полумиллиона  человек. Некий отец Дмитрий из РПЦЗ в своем ЖЖ-блоге благословил православных на любые средства подавления парада, включая физическое насилие, и призвал не бояться нарушить гражданские законы (журнал, кстати, через день закрыли, а жаль – начинаешь задумываться, правда ли православие самая миролюбивая религия).

Вообще, служители культа бегут впереди паровоза – они намеренно не замечают, что парад, собственно, еще не был ни разрешен, ни запрещен. Заявления пресс-секретаря Лужкова (как и августовские высказывания самого мэра) не в счет: пока заявка не подана и не отвергнута (что, по законодательству,  может произойти только за 15 дней до планируемого шествия), все намерения о запрете гей-парада по умолчанию являются гипотетическими. Но полномасштабная религиозная кампания хорошо бы смотрелась, если бы шествие разрешили (что вряд ли), в противном же случае все высказывания прозвучат просто как одобрение решения властей и будут вторичны.  Поэтому радикальный муфтий и постарался перехватить инициативу, да еще и призывами к насилию, а все остальные церкви поспешили вскочить на поезд, пока он не ушел. В принципе, ситуация, когда церковь, к тому же (будем называть вещи своими именами), не доминирующая, – мусульманская, пытается диктовать свои условия, в светской стране несколько не комильфо: по мнению многих, еще неизвестно, что хуже – гомосексуалы  на всеобщем обозрении или диктующие свою волю религиозные фанатики. Геи по Москве пройдут и уйдут, а вот на что в следующий раз попытается наложить лапу церковь, которая, вроде как, отделена от государства? Хотя, честно говоря, уже начинаешь сомневаться, а в светском ли государстве мы живем? Региональные чиновники старательнее любой религиозной цензуры наносят упреждающие удары дабы чего не вышло.  Волгоградская  газета "Городские вести" закрыта за безобидную религиозную карикатуру, дабы вдруг не возникли "вопросы о разжигании межнациональной розни", хотя рисунок-то был  об обратном. Закрыта вологодская газета "Наш регион", перепечатавшая карикатуры из датской "Юлланд постен", под вопросом существование газеты в Брянске. 

В свете всех этих высказываний и карикатурных дебошей, как в России, так и за рубежом, гей-парад  мог бы теоретически приобрести другую окраску, стать не просто демонстрацией защиты прав геев, но демонстрацией права жить светском государстве.  Но до мая именно этот аспект скорее всего забудется, да и вряд ли организаторы парада смогут привлечь внимание к этой стороне вопроса и заручиться поддержкой  более широкой общественности. А жаль.  Такое шествие действительно имело бы смысл.

Что же касается нынешнего гей-парада, то, похоже,  прецедент запрета будет гораздо полезнее для гомосексуалов, чем состоявшийся гей-парад. Мы ведь так до сих пор и не услышали, каких прав будут требовать предполагаемые участники, кроме права на шествия, против чего или в защиту чего выступать. Может быть, отчасти поэтому противники гей-парада и не видят его антидискриминационной направленности, а считают его лишь "пропагандой"?

Из громких заявлений церкви вытекает и еще одно:   вряд ли теперь попытку проведения парада удастся замолчать: если широкая общественность еще не была в курсе, то теперь-то она точно об этом узнала. До события  осталось  три месяца: срок для нагнетания эмоций очень подходящий – нет сомнений в том, что этим воспользуются обе стороны. Остаются самые серьезные опасения по поводу безопасности участников в случае разрешения парада. Фанатики всех мастей готовятся устроить геям "достойный" прием, тема усиленно муссируется на скинхедовских и сектанских форумах.  Беспокоит, что на участие в гей-параде настроилось достаточное количество людей, которые, теоретически, могут выйти на демонстрации в случае его запрета. Хочется надеяться, что у организаторов парада хватит ума призвать потенциальных участников ни в коем случае не устраивать несанкционированные шествия и митинги в случае отказа властей.  В любом случае, идти на парад или не идти – это дело сугубо личное. Кто-то может считать, что риск гораздо выше, чем потенциальный положительный результат, и такая точка зрения заслуживает не меньшего уважения, чем мнение, что иначе всю жизнь придется бояться. Впрочем, шествие Алексееву наверняка запретят. В этом случае дата 27 мая приобретет двойную смысловую нагрузку: не только годовщина отмены статьи за гомосексуализм, но и дата неправомерного запрещения мероприятия, которое, несомненно, вписывается в рамки Конституции РФ. С таким багажом можно смело двигаться дальше: во-первых, заграница нас, как минимум, поймет, а во-вторых, своя ноша, пусть и дурная,  не тянет.