"Позднее он имел удовольствие убедиться, что и на высшие формы культуры оказывают воздействие авторитет и влияние, а также доверие, которое вызывает начитанность и ум, -- то же самое "я вам говорю", но только замаскированное и неопознанное даже теми, кто их произносил; оно могло звучать как "я всегда полагал", или "если я в чем-нибудь и уверен", или "очевидно, что" и почти никогда не уравновешивалось бесстрастным суждением, содержавшим противоположную точку зрения. Словно бы род человеческий бдительно следил за индивидуумом, не позволяя ему чрезмерно продвигаться по пути терпимости, разумных сомнений, колебаний в чувствах. В определенный момент рождались и мозоль, и склероз, и определение: черное или белое, радикал или консерватор, гомо- или гетеро-сексуальный, образное или абстрактное, ... мясное или вегетарианское, коммерция или поэзия."
Кортасар. Игра в классики.

Тема об отношении к бисексуалкам, натуралам, мужчинам, FtM, MtF, да иногда и к различным радикальным и не очень подгруппам гомосексуального общества (всего не вспомнишь) постоянно всплывает на лесби-форумах. И несмотря на то, что тема стала как заезженная пластинка, а вернее именно то, что развитие любой таковой дискуссии на форуме абсолютно предсказуемо и почти предопределено, заставляет меня снова поднять эту тему и попытаться посмотреть на ее под другим углом.

Мы все склонны видеть только белое или только черное, к категоричным понятиям в области морали, к отчуждению незнакомого и инородного, и почти инстинктивной защите внутреннего мира, философии, мирововззрения. Сложность с оперированием переходными категориями, и особенно с кажущимися (но не являющимися таковыми) взаимоисключающими друг друга понятиями, – особенность человеческого мозга, подкрепленная к тому же еще структурой языка.

Сексуальная ориентация – лишь упрощение действительности. На самом деле, мы имеем сочетание целого спектра характеристик – например, эмоциональное и сексуальное влечение к тому или иному полу, гомосексуальная идентичность, гендерные роли, предпочитаемый гендерный имидж и гендерная идентичность. По шкале "мужское-женское" человек может находиться в разных местах для разных характеристик, согласованных или не согласованных друг с другом, положение может меняться с развитием личности, да и сами эти понятия несколько условны, не взаимоисключают друг друга и тоже меняются в зависимости от времени. Поэтому гомосексуальность, гендер – очень многомерные понятия, просто нам приходиться сводить их до узкой категории, чтобы облегчить себе сексуальную самоидентификацию.

Но если для геев и лесбиянок все это ясно на сознательном либо на подсознательном уровне, то обществу малоинтересны такие тонкости. В общем-то, общество даже не трудится формулировать определения, а просто дает понятие гомосексуальности как дополнение к "нормальному", гетеросексуальному, автоматически его стигматизируя. Гетеросексизм является довлеющей концепцией: человек либо гетеросексуал и нормален, либо отклоняется от нормы.
Это мы с вами, находясь в терминологическом вакууме, пытаясь разобраться с собственной секcуальной или гендерной идентичностью, ищем определения, пытаемся ответить на вопросы, упорядочить свою жизнь.

Для "отклоняющегося от нормы" существует выбор только между внутренним переступанием через скрипты, догмы, вбитые понятия нормы и греха, и внутренним конформизмом с этими нормами. И то и другое – конфликт с собой. Вследствие нашей склонности к дихотомии, именно гомосексуальная идентичность как противоположность гетеросексуальности, позволяет выйти за рамки "нормы". Из-за неприятия гомосексуальности обществом это вдвойне непростой шаг. Люди, которые идентифицировали себя как гомосексуалы, - это те, кто не смог перенести диссонанс между своей жизнью и чувствами и "нормой", но так же и те, для которых понятие "гомосексуальность" подходит в основном, т.е. наиболее характерная часть всего упомянутого выше спектра. Те, кто рискует остаться без своей категории, выйдя за рамки гетеросексуальности, скорее предпочтут ходить по границе, но под тенью спасительного большинства, всегда придерживая возможность отступить, дать задний ход. (Я не говорю об "открытости" или "закрытости", только о внутренней идентификации). И их можно понять – выбирая между двумя определениями, каждое из которых почти одинаково не устраивает, легче остаться при том, которое не заставляет сражаться с "родителем" в голове, а успокоить себя тем, что "все, наверное, не без греха".

Но те, кто сделал шаг "из", заплатили за сексуальную идентичность свою цену в виде отрицания себя, сомнений, потом принятия себя, разрушения одних догм, принятия других, и возможно даже необходимости закрыть глаза на ту небольшую часть себя, которая не совсем отвечает общепринятому понятию гомосексуальности; цену, которую не пришлось бы платить в толерантном обществе. Не мудрено, что они защищают и оправдывают свой выбор, за который пришлось многое потерять, и не могут простить тех, кто эту цену платить не в силах, или вообще не стоит перед таким выбором. Отсюда, в частности, и берется нетерпимость. Частично это обычное неприятие инородного, но в большей степени это защита отвоеванного равновесия собственного мира.

Я так часто слышу упрек (и извне нашего сообщества и изнутри) в недостаточной толерантности: как мол люди, на собственном опыте прочувствовавшие все негативные последствия нетерпимости к себе, могут проявлять ее к другим? Не оправдывая нетерпимость, я просто в ответ хочу задать обратный вопрос: на каком основании, говоря о толерантности, общество (да часто и мы сами) предъявляет к гомосексуалам гораздо большие требования, чем к остальным?

Впервые опубликовано www.lesbiru.com