Почти во главе колонны нынешнего прайд-парада в Миннеаполисе шествовала женщина с каменным выражением лица, в коже, с хлыстом и прочими атрибутами господства, она вела на цепи сгорбленного человека неопределенного пола в костюме четырехногого животного, возможно, лошади. Подобные демонстрации, цель которых не столько "быть самим собой", сколько просто обратить на себя внимание, мешают атмосфере парадов по всей стране. Я вас спрашиваю: неужели нам необходимо устраивать это каждый год?

По большей части ежегодные прайд-парады – это скучные процессии обычных, заурядных людей: бизнесмены, политики, профессиональные геи и общественные организации, нуждающиеся в деньгах. А если парад не скучный, то кажется, что он задуман для того, чтобы оскорбить тех самых людей, от которых мы ожидаем признания.

В семидесятых годах парады преследовали важную цель – дать гомосексуалам чувство сообщества, необходимое для сплочения тогда, когда СМИ не показывали геев с положительной стороны, в большинстве штатов действовали законы об уголовном наказании за гомосексуальный секс, а гомосексуальность официально числилась в списке психических заболеваний. В восьмидесятых парады были акциями против СПИДа. Несмотря на то, что парады всегда были вызовом обществу, тогда в них был какой-никакой смысл.

Но в эпоху "Уилл и Грейс" (Will & Grace – популярный телесериал о геях, прим. пер.), когда даже республиканцы меняют свою политику, парады – это не более чем анахронизм, сохраняемый не из соображений необходимости, а скорее по привычке и из-за воспоминаний о том, как было раньше.

Существует обратная зависимость между степенью эксцентричности парада и действительной необходимостью его проведения. Парады в больших городах, в которых участвует огромное количество народу из разных штатов и даже стран, - самые бессмысленные. В Нью-Йорке, Сан-Франциско, Вашингтоне, Хьюстоне и других крупных городах гей-бары, рестораны и книжные магазины повсюду. Там есть гомосексуальная лига боулинга, гей-хор, гомосексуальные политические и правозащитные организации. Поэтому парады, целью которых должно быть сплочение гей-собщества, в этих городах – пустая трата времени и денег.

Вы скажете, что, может быть, парады, проводимые в больших городах, подбадривают геев из провинции. Может быть, чикагцу парад и не нужен, но гею из маленького городка Пеория чикагский парад необходим для того, чтобы хотя бы раз в году почувствовать единение с другими гомосексуалами. Без сомнения, доля правды в этом есть.

Да, но какова цена этого? Если мы действительно беспокоимся о геях, которые живут провинции, то должны понимать, что парады могут принести им больше вреда, чем пользы. Имитирование сексуальных актов, извивающиеся под музыку полураздетые мужчины и женщины с голой грудью вряд ли произведут благоприятное впечатление в Пеории. А ведь в любом случае, когда гей-парад показывают в местных новостях, люди обращают внимание исключительно на эти кадры.

Это явно не улучшает ту среду, в которой вынуждены жить и работать геи из Пеории. Наоборот, увеличивается гомофобия, потому что американцы боятся, что, если признавать и помогать геям и лесбиянкам, то вот каким будет будущее. В результате родители не терпят у своих детей ни намека на гомосексуальность. И неважно, что на самом деле гомосексуалы вовсе не такие – они такие для человека, который не живет рядом с гей-кафе.

И, к сожалению, именно так представляют себе геев подростки, которые борются с собственным влечением к людям своего пола. Я вырос в южном Техасе и на параде в Сан-Франциско увидел 
садо-мазо фетишистов в коже. Если это геи, подумал я, то я не хочу быть геем. Гомосексуальные подростки по всей стране вынуждены скрывать свои чувства из-за таких вот парадов: либо из-за враждебности окружения, либо из-за того, что пытаются откреститься от созданного парадами имиджа гомосексуала.

Таким образом, скрытая цена таких демонстраций слишком высока. И мы, жители больших городов, - чудовищные эгоисты, если каждый год проводим эти неслыханные парады, несмотря ни на что.

Есть ли альтернатива? Мы никогда не сможем остановить СМИ в их стремлении произвести сенсацию. И это вовсе не потому, что пресса гомофобна, а потому что ей нужна прибыль, а прибыль зависит от размера аудитории, а аудитория предпочитает смотреть не нудные, а скандальные передачи. И неважно, сколько однополых пар будут с гордостью демонстрировать документы на совместный ипотечный кредит, - телеканалы все равно будут показывать танцующих трансвеститов.

Нам не удастся избавить парад от эксцентричности. Во-первых, мы не сможем договориться, что является эксцентричным, а что нет. Во-вторых, даже если бы нам это удалось, то люди завопили бы о недопустимости цензуры. В-третьих, обычно организаторы парада так любят болтать об объединении и разнообразии, что о таких вещах, как возможная излишняя эксцентричность, они не способны рассуждать здраво.

Есть одно решение проблемы – прекратить проведение парадов. По крайней мере, в больших городах, где эксцентричность шествий максимальна, а необходимость в них минимальна.

Их нужно заменить на фестивали в парках, проводимые правозащитными и другими организациями – с напитками, едой и живыми концертами. Это сделает ежегодные торжества интересными и информативными, а также сократит до минимума возможность устроить зрелищное шоу для прессы.

Примерно так и происходит в большинстве городов по окончании парада. Так давайте отменим парад и сразу перейдем к фестивалю. Есть смысл оставить парады в небольших городах, где они сейчас процветают. В таких местах парады, как правило, отражают ценности и вкусы местного сообщества, а это действительно может помочь живущим там гомосексуалам.

Нет, это не предложение "спрятать" маргинальное меньшинство. Эй, если хочешь ходить по улицам в костюме домашнего животного – давай, вперед.
Но не проси нас, чтобы мы провели для тебя парад.

Дэйл Карпентер, "OutRight" © 11 июля 2002 года.
Перевод Катерины Марсовой © специально для Queerumir.ru, август 2005