Фундаментальный, наиболее спорный вопрос о гомосексуальности – это не дискриминация, не преступления на почве ненависти, не "домашние партнерства", а моральный аспект гомосексуальности.

Даже если геи и получат наконец анти-дискриминационные законы, законы против преступлений на почве нетерпимости и все преимущества партнерств, эти меры вряд ли сильно скажутся на лежащем в основе всех проблем моральном осуждении гомосексуальности, которое будет по-прежнему отравлять общество под внешней законной видимостью, порождать враждебность, питать преступления на почве ненависти, поощрять репаративные терапии, провоцировать самоубийства среди гомосексуальных подростков и препятствовать полному общественному признанию. Признанию, которое является нашей целью. 

С другой стороны, если мы убедим людей что гомосексуальность является полностью нравственной, тогда все их побуждения как-то дискриминировать гомосексуалов, проявлять к ним агрессию или противостоять однополым бракам должны исчезнуть. А гомосексуальные подростки и взрослые смогут легко принять самих себя. 

Поэтому гей-движение, осознаем мы это или нет, это не движение за равные права, и не движение сексуального раскрепощения, а нравственная революция, направленная на то чтобы изменить общественное мнение о гомосексуальности. 

Вот например, возьмем слова сенатора из штата Коннектикут Джозефа Либермана и рассмотрим их именно с этой стороны. Он говорит:
"Многие американцы продолжают считать гомосексуальность аморальной и не просто потому, что так написано в библии..."
"...Это одна из тех областей где американцы всех вероисповеданий имеют такие твердые убеждения, что готовы выражать свою точку зрения и придерживаться ее несмотря на риск ярлыка нетерпимости..."
"Поэтому совершенно несправедливо автоматически считать людей, делающих замечания морального характера или даже проявляющих отвращение по поводу гомосексуальности, узколобыми ксенофобами или публично обвинять их в нетерпимости. Это их искренние моральные убеждения"

Либерман не говорит, что он сам считает гомосексуальность безнравственной. Он скорее утверждает, что люди, которые так считают и выражают презрение и отвращение по поводу гомосексуальности, не ксенофобы. Они не являются ксенофобами, говорит Либерман, потому что их убеждения искренни и основаны на моральных принципах. Мы знаем это, утверждает он, потому что они выражают свое мнение несмотря на риск обвинений в нетерпимости. То есть: если вы готовы быть обвиненными в нетерпимости, то можно сделать вывод, что ваши убеждения искренни и вы не ксенофоб. 

Либерман также видимо думает, что убеждения основаны на моральных принципах, потому что хотя некоторые и убеждены в этом, потому что так говорит библия, другие придерживаются этой точки зрения, потому что так говорит кто-нибудь или что-нибудь еще - "не только библия". Кто или что говорит? Либерман уходит от ответа. Это просто ... что-нибудь еще. Или как обычно любила говорить Айн Рэнд - "Пустое место!"

Но моральные заявления, даже сделанные от лица других, никоим образом не освобождают от ответственности обосновывать их. Критерий для нравственности - не единодушие, не религиозный пыл, не искренность, а здравый смысл.

Люди расходятся во мнениях по поводу моральности или аморальности многих вещей. И единственный способ решить, что же верно, это выслушать обоснования той или иной точки зрения. Но люди, которые не могут или не хотят объяснять доводы, почему они не одобряют или считают гомосексуальность низкой, просто отказываются от дискуссии. А проявлять нетерпимость без оправдывающих ее причин как раз и называется "ксенофобией".

Со своей стороны мы обычно приводим четыре контр-аргумента.

Первый аргумент – это стандартно-шаблонное осуждение оскорбляющих и нетерпимых высказываний: "Все справедливые и прогрессивные люди несомненно осуждают подобные вредные и сеющие рознь высказывания..." и т.д. Подобные речи несомненно позволяют самопровозглашенным "справедливым и прогрессивным людям" полюбоваться собой, но вряд ли могут убедить тех, кто еще не является убежденным в этом. В то время как их убеждение и является основной целью вообще давать какой-либо аргументированный ответ. 

Второй аргумент – это известное детское опровержение типа "Ну, это только ТВОЕ мнение!" Вернее его взрослый вариант: "Мы живем в обществе плюрализма, где люди могут иметь различные моральные взгляды на подобные вопросы". Обе версии сводятся к высказыванию, что все мнения равны и гомофобия не более правомерна, чем любое другое мнение. Но к несчастью из этого так же следует, что и наше собственное мнение, защищающее гомосексуалов, ничем не лучше чем гомофобия, и значит нет никаких причин относиться к нему серьезнее, чем к любому другому. В то время как мы должны аргументировать, что наша точка зрения лучше, чем мнение ксенофобов – она более нравственна, более разумна, более человечна и т.д.

Третий возможный аргумент – это напомнить людям знакомые исторические контр-примеры, когда "искренние и основанные на моральных принципах" убеждения, основанные не только на библии, были явно аморальны и ксенофобны. Рабство и расовая сегрегация – два наиболее очевидных примера. Третьим будет длительное неприятие юридического и социального равенства женщин. Четвертый – долгое существование антисемитизма, о котором сенатор Либерман наверняка должен знать. Но эти примеры всего лишь доказывают, что некоторые искренние убеждения, якобы основанные на моральных принципах, были неверны. Они не доказывают, что все подобные убеждения неверны – очевидно что некоторые из них справедливы – и не доказывают, что подобные взгляды на гомосексуальность неверны. 

В любом случае, все три довода являются лишь защитными маневрами, которые могут только нейтрализовать высказывания гомофобов. И вряд ли они могут создавать положительное отношение к гомосексуальности или укреплять мнение, что гомосексуальность не является безнравственной. Поэтому нам нужен четвертый вариант ответа, дающий четкую аргументацию, почему наша сексуальная ориентация и наше сексуальное поведение являются вполне моральными. 

Но это означает, что гей-активисты, говорящие от нашего имени, должны вступать в дискуссии о нравственности, в то время как они, как это ни странно, обычно стараются избежать разговоров на эту тему. Но если они не могут или не будут, нам, возможно, нужны другие лидеры. 

Пол Варнелл © Chicago Free Press, 16 августа 2000.
перевод Ольги Кузнецовой © специально для Queerumir.ru