КВИРУМИР | Queer site for queer people | Гей активизм, гей браки, права геев и лесбиянок, статьи, рассказы, видео  - http://www.queerumir.ru
3G-технологии американских моралистов: God, gays, guns
http://www.queerumir.ru/articles/101/1/3G-tehnologii-amerikanskih-moralistov-God-gays-guns/Page1.html
Ольга Кузнецова
Москва

Редактор Queerumir.ru и постоянный автор материалов

seagull@queerumir.ru
 
Автор: Ольга Кузнецова
Опубликовано 16.01.05
 
Американские геи и лесбиянки до сих пор не могут cмириться с результатами выборов в США в ноябре этого года. Известный гей-активист Ларри Крамер заявил сразу после выборов: "Я надеюсь, все понимают, что второго ноября права гомосексуалов официально можно считать похороненными. И теперь, начиная с этого момента, нас будут вести всё ближе и ближе к гильотине"...

Американские геи и лесбиянки (да и, пожалуй, гомосексуалы в других странах) до сих пор не могут cмириться с результатами выборов в США в ноябре этого года. "В США победили религиозно настроенные правые, и это огромное поражение движения за права гомосексуалов", - вот основной лейтмотив комментариев активистов. 

Драматург и активист по борьбе за права больных СПИДом Ларри Крамер, например, в своей эмоциональной манере заявил сразу после выборов: "Я надеюсь, все понимают, что второго ноября права гомосексуалов официально можно считать похороненными. И теперь, начиная с этого момента, нас будут вести всё ближе и ближе к гильотине". Ему вторит Матт Форман, директор национальной организации по правам геев и лесбиянок, на конференции в Санкт-Льюисе: "Это боль, это травма, это предательство".

Не преувеличение ли это?
Да, абсолютно верно, что больше всего американцев, выйдя с избирательных участков, поставило нравственные ценности на первое по важности место в данных выборах, и 80% из этих "моралистов" проголосовали за Буша. Не менее правдивый факт, что одновременно с президентскими выборами жители 13 штатов также голосовали за поправки к конституциям в своем штате, запрещающие однополые браки, и приняли эти поправки во всех 13 штатах, и в большинстве из них - преобладающим большинством голосов.

И из 9 миллионов дополнительных голосов, которые набрал Буш в 2004 году по сравнению с прошлыми выборами, более трети были получены за счет евангелистов, которые проявили в этот раз большую сознательность и не только увеличили свою избирательную активность, но и стали еще более единодушны в своих республиканских предпочтениях. 

Но погодите минутку, нравственные ценности хоть и лидируют в "хит-параде", они опережают "состояние экономики" и "терроризм" всего на 2% и 3% соответственно. Более того, люди, считающие борьбу с терроризмом наибольшим приоритетом, сыграли даже чуть-чуть большую роль в избрании Буша, чем пресловутые "моралисты". Более того, на выборах в 2000 и 1996 годах гораздо большая доля избирателей считала нравственные ценности наиважнейшим вопросом – 35% и 40% соответственно, а еще 14% и 9% решило, что самым важным вопросом являются, конечно, аборты – вариант, который не предлагался в опросах этого года.

Наиболее важные вопросы избирателей

Из них проголосовали

Разница в пользу голосов Буша
за
Буша
за
Керри
Нравственные ценности 22% 80% 18% 13.6%
Состояние экономики / Рабочие места 20% 18% 80% -12.4%
Терроризм 19% 86% 14% 13.7%
Война в Ираке 15% 25% 73% -7.1%
Здравоохранение 8% 23% 77% -4.3%
Налоги 5% 57% 43% 0.7%
Образование 4% 25% 73% -1.9%

по данным опросов на избирательных участках

С другой стороны, во время двух предыдущих выборов в Америке не было спада в экономике, страна не скорбела по поводу одного из самых трагичных терактов в своей истории, и она не вела войну в Ираке. На фоне этих событий 22% - существенная цифра, которая показывает, что ни терроризм, ни война не меняет фундаментального разделения страны на две ярко выраженные половины по религиозным, моральным и культурным вопросам. 

США вообще довольно неординарна в том, что вопросы, объединенные понятием "моральные ценности", влияют на политику намного больше, чем состояние экономики. Ни в одной другой богатой стране аборты не являются такой острой и жесткой темой для споров, и ни в одной другой богатой стране политики не тратят столько сил, чтобы высказать своё принципиальное мнение о моральной приемлемости или аморальности того или иного вопроса. Гораздо легче предсказать какую партию поддерживает американец, зная, как часто он ходит в церковь, а не какой у него уровень доходов. 

Америка вообще традиционно более религиозна, чем Европа: 80% американцев говорят, что они верят в Бога, и 60% согласны с утверждением, что "религия играет важную роль в моей жизни". И если 40 лет назад демократы были скорее партией католиков, а республиканцы - партией протестантов, то сейчас более набожные и ортодоксальные верующие всех христианских конфессий всё чаще поддерживают республиканцев. И водораздел уже, видимо, проходит между людьми, одобряющими более светское государство и считающими веру делом личным, и теми, кто полагает нужным проникновение религии во все сферы жизни, и в первую очередь - в политику.

Религия – мощная сила на стороне Джорджа Буша. Действительно, Буш – один из самых религиозных президентов Америки. Во время кампании 2000 года на вопрос, кто его любимый философ, он, не задумываясь, ответил: "Иисус, потому что он перевернул мою душу". Джордж Буш начинает каждое заседание правительства с молитвы, он вплетает религиозные мотивы в политику, в критические моменты он использует такую риторику, как "ось зла" и "крестовый поход". Его правая рука, Кондолиза Райс, не менее набожна. Немудрено, что Джордж Буш, стараясь мобилизовать более религиозных избирателей, сделал вопросы однополых браков и исследования стволовых клеток важной частью предвыборной кампании и заявил свою позицию принципиально твердо. Более того, для Буша это не просто потакание избирателям, он эмоционально разделяет эту точку зрения и звучит тем более убедительно. 

Светская Европа начинает задумываться, не находятся ли они с Америкой на разных планетах, или, по крайней мере, не двигаются ли в совершенно разных направлениях. Ведь всего за неделю до американских выборов Рокко Бутильоне был вынужден отказаться от поста Комиссара ЕС по вопросам юстиции из-за всеобщего негодования европейских депутатов после его гомофобных высказываний. Один из ярких примеров европейской реакции на выборы - самый популярный в Германии еженедельный журнал Der Spiegel, который после выборов поместил на обложку номера статую свободы с завязанными американским флагом глазами. Британская Daily Mirror вышла с фотографией Буша и надписью: "Как 59 054 087 человек могут быть такими тупыми?"

Похоже, что Америка действительно становится более набожной, но что важнее и тревожнее, она всё благожелательнее относится к проникновению религии в общественную жизнь, и в политику в том числе. Отчет Кафедрального исследовательского центра показывает, что число людей, которые "однозначно согласны" с центральными вопросами христианской догмы значительно выросло в период между 1965 и 2003 годами. То же самое произошло и со взглядами на отделение церкви от государства. Опрос Гэллапа в 1960 году показал, что больше половины американцев считают, что церковь не должна участвовать в политике. Сейчас больше половины думают, что это вполне допустимо.

Причин тут может быть несколько. Во-первых, отделение церкви от государства всегда было частью программы либералов. Движение за гражданские права, традиционно ассоциирующееся с либералами, в некоторых случаях стало приводить к перегибам и откровенно нелепым ситуациям, что, само собой, дискредитирует и либеральные ценности и правозащитников, в то время как заслуги движения уже плохо помнятся. Неудивительно, что антилиберальные настроения, и, в частности, процесс уменьшения секуляризации, не встречают сопротивления. Во-вторых, 11 сентября, последующая борьба против терроризма и волна новых терактов очень часто воспринимаются как противостояние между исламским Востоком и юдо-христианским Западом (и такому восприятию нередко потворствуют в США, в отличие от Европы, так как процент мусульман в Америке не очень велик). Большая религиозность становится для многих американских христиан как бы частью патриотизма, а патриотизм сейчас востребован. В-третьих, мы можем просто находиться в возрастающей фазе естественного долгосрочного колебательного тренда подъем-спад-возрождение в области религиозных настроений американского общества. 

Несмотря на возрастающую религиозность, нельзя однозначно сказать, что нетерпимость увеличивается прямо пропорционально. Скорее наоборот: за тот же период с 1965 по 2003 год произошли колоссальные положительные изменения в отношении к геям; хотя однополые браки и аборты остаются исключениями, смягчение непримиримой позиции половины страны – вопрос отдаленного будущего. Население США явно не готово к принятию гомосексуальных браков, и, как минимум, 30 штатов раньше или позже внесут запрет на однополые браки в свои Конституции. Как показывает результаты голосования по однополым бракам в 13 штатах, обнадеживающие опросы (по которым 27% процентов всего населения США одобряет гомосексуальные браки и еще 35% благожелательно относится к гражданским союзам) сильно завышают положительное отношение к однополым бракам (иногда до 10%), так как люди не хотят выглядеть ханжами. Что же такое гражданские союзы, многие не понимают, и когда дойдет дело до голосования, могут легко запретить и их вместе с браками. 

Но если растущая религиозность сама по себе не является столь негативной для отношения к гомосексуалам, то проникновение религии в государственную политику и увеличивающаяся активность церкви на политической арене намного тревожнее и опаснее. Например, наиболее консервативная протестантская церковь – евангелисты – всегда пользовалась вниманием республиканцев, но в этом году евангелисты сами начали активно проявлять инициативу и влиять на позицию республиканцев. Именно благодаря их усилиям по сбору подписей среди населения поправки, запрещающие однополые браки, были внесены в избирательные бюллетени. 
Тем не менее, отделение церкви от государства закреплено в США законодательно, даже если общество и начинает потворствовать процессу размывания границы между ними. Вряд ли вероятно, что Америка решится отказаться от принципов светского государства. Поэтому либералам и гомосексуалам нужно твердо напоминать обществу о фундаментальных принципах – толерантности и секуляризации государства. Что же касается растущей религиозности, то нет никакого противоречия между верой и гомосексуальностью, есть только противоречия между вбиваемой догмой и толерантностью. Количество верующих среди геев увеличивается даже большими темпами, чем среди гетеросексуального населения именно потому, что ориентация для этих геев уже не вопрос морали и остракизма. 

В диспутах о "моральных ценностях" гей-активисты напрасно упустили инициативу и позволили моральным абсолютистам узурпировать это понятие. Ведь когда упоминаются "нравственные ценности" в контексте политических дебатов, спор идет в основном о влиянии религии, дозволенном и недозволенном сексе и владении оружием. Настоящие моральные ценности, однако, выходят за рамки эрзац-стандарта "God, gays, guns" ("Бог, геи, оружие") и гораздо больше связаны с толерантностью, отношением к людям и любовью. 

использованы материалы журнала Economist


Комментарий Квирумира:

Ту же тревожную тенденцию по взаимопроникновению церкви и государства при растущем интересе к религии как составляющей патриотизма и национальной идеи мы можем наблюдать в России, да, пожалуй, и во всех странах бывшего социалистического лагеря. Основные причины этого процесса здесь совсем другие, но последствия, к сожалению, могут быть намного печальнее. Хотя бы потому, что в России нарушить принцип отделения церкви от государства можно проще и быстрее.